Закрыть ... [X]

Судебная практика признание жилого дома аварийным

/ Просмотров: 94135
Недвижимость: Покупка / Продажа / Аренда / Сдать / Снять / Консультации / АН ИНФО
Сохранить информацию себе или отправить Ваше объявление в соц.сети можно просто нажав кнопки:

Судебная практика: ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ОБЕСПЕЧЕНИЕМ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В СЛУЧАЕ ПРИЗНАНИЯ ЖИЛОГО ДОМА АВАРИЙНЫМ И ПОДЛЕЖАЩИМ СНОСУ ИЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ

Пример 1

Обзор судебной практики по делам с аварийным жильем

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ОБЕСПЕЧЕНИЕМ

ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В СЛУЧАЕ ПРИЗНАНИЯ ЖИЛОГО ДОМА

АВАРИЙНЫМ И ПОДЛЕЖАЩИМ СНОСУ ИЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ

Тюменским областным судом проведено изучение судебной практики рассмотрения дел по спорам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого помещения либо многоквартирного жилого дома непригодным для проживания, аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.

Изучение судебной практики показало, что в основном споры указанной категории возникают в связи с ненадлежащим исполнением органами местного самоуправления обязанностей, возложенных на них жилищным законодательством по предоставлению гражданам жилья взамен сносимого, либо отказом граждан, проживающих в домах, признанных непригодными для проживания, выселяться из указанных домов по различным основаниям.

В связи с этим судами рассматривались дела о признании домов аварийными и подлежащими сносу, о внеочередном предоставлении жилого помещения, о выселении, предоставлении жилого помещения в случае признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, и другие споры.

Всего на обобщение поступило 26 дел, при этом из указанного общего числа рассмотренных судами первой инстанции дел в апелляционном порядке было рассмотрено 8 дел.

Ленинским районным судом г. Тюмени 19 ноября 2014 года было рассмотрено 1 дело по иску Департамента имущественных отношений г. Тюмени о выселении граждан из аварийного дома и снятии с регистрационного учета.

Апелляционное представление прокурора Ленинского АО г. Тюмени, оспаривавшего решение суда в части выселения одного из ответчиков было отозвано прокурором, апелляционное производство было прекращено.

Из Голышмановского районного суда поступило 1 дело по иску администрации Голышмановского муниципального района о выселении граждан из аварийного дом, подлежащего сносу, снятии ответчиков с регистрационного учета. Дело в апелляционном порядке не обжаловалось.

Ишимским городским судом по исковым заявлениям администрации г. Ишима было рассмотрено 3 дела указанной категории, по двум делам решения суда первой инстанции были обжалованы и рассмотрены в апелляционном порядке, из них одно решение было отменено с вынесением нового решения об отказе удовлетворении заявленных требований, одно - оставлено без изменения.

Три дела было представлено из Омутинского районного суда, все дела были рассмотрены по искам прокурора района, заявленные требования были удовлетворены, дела были рассмотрены в апелляционном порядке по жалобам администрации муниципального района, решения оставлены без изменения.

Например, судебной коллегией по гражданским делам областного суда 24 сентября 2014 года была рассмотрена апелляционная жалоба администрации Омутинского муниципального района на решение Омутинского районного суда от 07 июля 2014 года, которым были удовлетворены исковые требования прокурора Омутинского района в интересах семьи и на администрацию Омутинского муниципального района была возложена обязанность предоставить истцам из муниципального жилого фонда вне очереди по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, отвечающее установленным жилищным законодательством требованиям, находящееся на территории Омутинского района, а также возложена обязанность заключить с ними договор социального найма на предоставленное жилое помещение.

В апелляционной жалобе представитель администрации просил решение суда отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, указывал, что заключение межведомственной комиссии не содержит выводов о том, что занимаемое истцами помещение признано несоответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению, а так же, что дом признан аварийным и не подлежащим ремонту и реконструкции.

Из материалов дела следовало, что истец со своей семье состоит в администрации Омутинского муниципального района Тюменской области на учете нуждающихся в жилых помещениях.

Решением межведомственной комиссии от 19 февраля 2010 года № 12 жилое помещени признано непригодным для проживания, но в нарушение положений статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей внеочередное предоставление жилых помещений указанным категориям граждан, семья жильем обеспечена не была.

Принимая решение, суд правильно исходил из того, что истец с 8 июня 1988 года состоит на учете граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, что подтверждается распоряжением администрации объединенного муниципального образования Омутинский район № 840-р от 28 октября 2004 года «Об утверждении списков граждан, принятых на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, состоящих на очереди по месту жительства на 29.09.2004 года» и Приложением № 5 к данному распоряжению.

В соответствии с актом обследования помещения № 12 от 9 февраля 2010 года и заключением № 12 от 19 февраля 2010 года, которые не оспорены ответчиком, дом № 2 по ул. Комсомольской с. Омутинское, Омутинского района Тюменской области, в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания, в целом является непригодным для проживания, дальнейшее проживание в данном доме угрожает жизни и здоровью граждан.

Нахождение дома в аварийном состоянии, непригодным для проживания, не отвечающим условиям нормальной эксплуатации, не подлежащим ремонту и реконструкции, что не было указано в заключении межведомственной комиссии и явилось одним из оснований апелляционной жалобы, было подтверждено и заключением строительно-технической экспертизы № 042- 05.3-00058 от 12 июня 2014 года, назначенной судом по ходатайству прокурора Омутинского района в интересах истца и членов его семьи.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленные исковые требования, поскольку семья, как лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий по договору социального найма, проживая в жилом помещении, которое признано в установленном порядке непригодным для проживания и ремонту или реконструкции не подлежит, подлежат незамедлительному обеспечению жильем.

Калининским районным судом г. Тюмени представлено 5 дел, было обжаловано и рассмотрено в апелляционной порядке 1 дело, решение суда первой инстанции было оставлено без изменения.

Указанное дело, рассмотренное в апелляционном порядке, судом было рассмотрено по иску Департамента имущественных отношений к нескольким гражданам. По данному делу выселяемые лица, в связи с проживанием в квартире, признанной непригодной для проживания, претендовали на предоставление им нескольких квартир на различные семьи, фактически проживающие в квартире, по площади с учетом нормы предоставления, что законом не предусмотрено.

Другие дела были рассмотрены судом также по искам Департамента имущественных отношений администрации г. Тюмени без нарушения норм материального и процессуального права, регулирующих возникшие правоотношения.

Центральным районным судом г. Тюмени на обобщение было представлено 9 дел. Все дела рассмотрены по искам Департамента имущественных отношений г. Тюмени, ни одно дело никем из сторон в апелляционном порядке обжаловано не было. При рассмотрении дел судом нормы материального и процессуального права не нарушены.

Нижнетавдинским районным судом было рассмотрено три дела указанной категории, истцом являлась администрация Нижнетавдинского муниципального района, которая просила выселить ряд граждан из домов, признанных аварийными, снять их с регистрационного учета.

По всем делам в удовлетворении исковых требований о выселении было отказано в связи с отказом истца от иска в связи с тем, что на момент рассмотрения дела ответчики выехали из спорных жилых помещений, удовлетворены были лишь исковые требования о снятии ответчиков с регистрационного учета.

Ишимским районным судом обоснованно отказано в удовлетворении требований администрации муниципального района в выселении гражданина из жилого помещения, признанного аварийным и подлежащим сносу.

Основанием для отказа явилось то, что приобретенное администрацией для переселения ответчиков жилое помещение и по площади, и по количеству комнат меньше, чем ранее занимаемое ответчиками жилое помещение, что, по правильному выводу суда, противоречит требованиям ст. 89 ЖК РФ и положениям п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 2 июля 2009 года

Все представленные на обобщение дела судами первой инстанции были рассмотрены в порядке искового производства.

Анализ судебной практики рассмотрения дел указанной категории свидетельствует о том, что суды в основном правильно определяют закон, подлежащий применению к спорным правоотношениям, руководствуются положениями Конституции Российской Федерации, Жилищного кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года № 47, учитывают правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Так, например, Голышмановским районным судом 21 августа 2014 года было рассмотрено дело по иску администрации Голышмановского муниципального района к гражданам о выселении из многоквартирного дома, подлежащего сносу и включенному в программу по переселения граждан, проживающих в непригодных для проживания жилых помещениях.

Иск был обусловлен несогласием лиц, проживающих в сносимом доме на условиях договора социального найма, с размером предоставляемой квартиры, истцы просили предоставить на разные семьи, проживающие в квартире, разные квартиры, хотя предоставляемая в связи с выселением квартира была равноценной по количеству комнат, но большей по общей и жилой площади.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Суд, принимая решение, правильно руководствовался разъяснениями, содержащимся в пункте 37 Постановления Пленума Верховного Суда Российской федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», в соответствии с которыми внеочередной характер обеспечения другими жилыми помещениями граждан, переселяемых из признанных непригодными для проживания жилых помещений, обусловливает исключительно компенсационный характер такого обеспечения, поскольку целью законодателя в данном случае было не улучшение жилищных условий по количественным показателям, а сохранение как минимум имеющейся обеспеченности граждан жильем с одновременным улучшением жилищных условий с точки зрения безопасности.

Другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, равнозначное по общей площади ранее занимаемому, предоставляется гражданам не в связи с улучшением жилищных условий, а потому иные обстоятельства (названные, например, в части 5 статьи 57, статье 58 Жилищного кодекса Российской Федерации), учитываемые при предоставлении жилых помещений гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, во внимание не принимаются.

При этом граждане, которым в связи с выселением предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если для них не отпали основания состоять на таком учете (статья 55 ЖК РФ).

Требования органа местного самоуправления о выселении нанимателя и членов его семьи из аварийного жилого помещения не могут быть удовлетворены, если будет установлено, что предлагаемое для переселения жилое помещение не отвечает уровню благоустроенности, достигнутому в данном населенном пункте, или может привести к ухудшению жилищных условий.

Также юридически значимым обстоятельством, которое входит в предмет доказывания и подлежит исследованию судом, является и установление соответствия предлагаемого жилого помещения санитарным и техническим правилам и нормам.

Кроме того, судебная коллегия полагает, что рассматривая дела по обобщаемой категории дел, судам при необходимости, исходя из конкретных обстоятельств дела, следует учитывать и требования иных федеральных законов при выселении граждан из домов, подлежащих сносу и предоставления им иных жилых помещений.

Так 15 декабря 2014 года судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела гражданское дело (№ 33-6874/2014) по апелляционной жалобе ответчиков на решение Ишимского городского суда Тюменской области от 06 октября 2014 года, которым было постановлено:

«Исковые требования Администрации г. Ишима удовлетворить в полном объеме. Выселить граждан из квартиры с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. Возложить на переселенных обязанность заключить договор социального найма жилого помещения».

Из материалов дела следовало, что администрация г. Ишима обратилась в суд с иском к гражданам о выселении с предоставлением другого жилого помещения, о возложении обязанности на ответчиков заключить договор социального найма на предоставленное жилое помещение.

Требования мотивировала тем, что решением Ишимского городского суда от 29 апреля 2013 года на администрацию г. Ишима была возложена обязанность предоставить истице и членам её семьи из муниципального жилищного фонда, благоустроенное жилое помещение, отвечающее установленным жилищным законодательством требованиям, на территории г. Ишима Тюменской области, по договору социального найма, площадью не менее 44,8 кв.м., с учетом права истицы на дополнительную жилую площадь.

Постановлением администрации г. Ишима от 03 марта 2014 года № 276 принято решение о предоставлении ответчиками жилого помещения из муниципального жилищного фонда общей площадью 54,3 кв.м., однако они отказываются выселиться из прежней квартиры и уклоняются от заключения договора социального найма на предоставленное жилое помещение.

Представитель ответчиков в судебном заседании с иском не согласился, пояснил, что предлагаемое жилое помещение расположено на пятом этаже дома, в районе, где отсутствует социальная инфраструктура, считал, что ответчикам должна быть предоставлена другая квартира или денежные средства для покупки дома.

Судом было постановлено указанное решение.

В апелляционной жалобе ответчики просили решение отменить, при этом считали, что жилое помещение администрацией г. Ишима предоставлено им с нарушением требований ст.15 Федерального Закона «О социальной защите инвалидов Российской Федерации» № 181-ФЗ от 24 ноября 1995 года.

Отетчица является инвалидом второй группы третьей степени. Дом, в которм администрация предоставила квартиру находится на окраине г. Ишима, где отсутствует транспортная развязка, лечебные учреждения, продуктовые магазины и аптеки, кроме того, жилое помещение расположено на пятом этаже.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия согласилась с доводами ответчиков, отменила решение суда и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, исходя из следующего.

Судом было установлено, что решением Ишимского городского суда от 29 апреля 2013 года на Администрацию г. Ишима возложена обязанность предоставить ответчице и членам её семьи из муниципального жилищного фонда благоустроенное жилое помещение, отвечающее установленным жилищным законодательством требованиям на территории г. Ишима Тюменской области по договору социального найма, площадью не менее 44,8 кв.м., с учетом права истицы на дополнительную жилую площадь.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что предоставляемая ответчикам квартира соответствует установленным жилищным законодательством требованиям, а поскольку истцы отказываются добровольно освободить жилое помещение, они подлежат выселению с предоставлением другого жилого помещения.

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами, поскольку при разрешении возникшего спора, суд не применил нормы материального права, подлежащие применению, не определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не дал оценку представленным доказательствам в их совокупности по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В статье 7 Конституции Российской Федерации закреплено, что Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (часть 1); в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (часть 2).

Улучшение условий жизни инвалидов как одной из самых социально уязвимых категорий населения входит в число приоритетных задач, определенных государством.

Обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры является одной из важнейших целевых задач государственной программы «Доступная среда» на 2011-2015 годы утвержденной Постановлением Правительства РФ от 17 марта 2011 года № 175.

В соответствии со статьей 15 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» Правительство Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и организации независимо от организационно-правовых форм создают условия инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры (жилым, общественным и производственным зданиям, строениям и сооружениям, спортивным сооружениям, местам отдыха, культурно-зрелищным и другим учреждениям), а также для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, междугородным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта, средствами связи и информации (включая средства, обеспечивающие дублирование звуковыми сигналами световых сигналов светофоров и устройств, регулирующих движение пешеходов через транспортные коммуникации).

В силу ст. 17 вышеуказанного закона, жилые помещения предоставляются инвалидам, с учетом состояния здоровья и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Согласно п. 7 Постановления Правительства РФ от 27 июля 1996 года № 901 «О предоставлении льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг» при предоставлении жилого помещения инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, учитываются рекомендации индивидуальной программы реабилитации инвалида, состояние его здоровья, а также другие обстоятельства (приближение к лечебно-профилактическому учреждению, месту жительства родных, близких и т.п.).

Решением Ишимского городского суда Тюменской области от 29 апреля 2013 года было установлено, что ответчица является инвалидом второй группы бессрочно.

Заболевание ответчицы входит в перечень заболеваний, дающих право на дополнительную жилую площадь в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 21 декабря 2004 года № 817 «Об утверждении перечня заболеваний, дающих инвалидам право на дополнительную жилую площадь».

Судебная коллегия, исходя из положений ст. 55 ГПК РФ, учитывая содержание письма ответчицы в администрацию г. Ишима, что объяснения сторон относятся к доказательствам по делу, приняла во внимание, как подтвержденное соответствующими доказательствами то обстоятельство, что предоставленная квартира расположен вдали от объектов социальной инфраструктуры, отсутствуют лечебные учреждения, транспортная развязка, аптеки и так далее.

Данное обстоятельство в ходе судебного заседания истцом не оспаривалось, доказательств наличия необходимых объектов социальной инфраструктуры, в том числе медицинских учреждений в непосредственной близости от предоставляемого жилого помещения, как это предусмотрено ст.56 ГПК РФ, истцом не представлено.

При таких обстоятельствах, исходя из системного толкования указанных правовых норм, особенностей состояния здоровья инвалида, учитывая, что в связи с тяжелой формой заболевания инвалидность ответчице установлена бессрочно и ее нуждаемость в таких объектах социальной инфраструктуры как лечебное учреждение очевидна, оснований для удовлетворения исковых требований у суда первой инстанции не имелось.

В соответствии со ст. 195 Гражданского процессуального кодекса РФ, решение должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в точном соответствии с нормами материального права. В силу п. 3 указанного Постановления решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Как установила судебная коллегия, вывод суда первой инстанции о том, что предоставляемое ответчикам жилое помещение отвечает установленным жилищным законодательством РФ требованиям, не подтвержден материалами дела.

В частности, в письме Администрации г. Ишима указаны характеристики одного жилого помещения, тогда как исковые требования о выселении ответчиков заявлены в отношении другой квартиры. Кадастровый паспорт на квартиру из которой Администрация г. Ишима хочет выселить ответчиков таких характеристик не содержит, а иных доказательств истцом не представлено.

Кроме того, судебная коллегия отметила, что в ходе рассмотрения дела судом было допущено и существенное нарушение норм процессуального права. На основании ч. 3 ст. 45 ГПК РФ прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении в целях осуществления возложенных на него полномочий, в связи с чем, его участие в деле о выселении является обязательным.

Однако суд первой инстанции к участию в деле прокурора не привлек. Рассмотрев дело в отсутствие прокурора, не извещенного о времени и месте судебного заседания, суд ограничил его право на участие в деле, чем существенно нарушил нормы процессуального права.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о наличии правовых оснований для отказа в удовлетворении исковых требований в полном объеме, отменила оспариваемое решение суда, как постановленное при неправильном применении норм материального и процессуального права, неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, и приняла нового решения по делу об отказе администрации г. Ишима в удовлетворении заявленных требований.

При рассмотрении указанной категории дел, судам следует исходить из положений ч. 4 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) которой установлено, что жилое помещение может быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке, которые установлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Во исполнение данной нормы Правительством Российской Федерации принято постановление от 28 января 2006 года № 47 «Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции» (далее - Положение), действие которого распространяется на находящиеся в эксплуатации жилые помещения независимо от формы собственности, расположенные на территории Российской Федерации (пункт 2 Положения).

В соответствии с пунктом 7 Положения уполномоченным органом, к компетенции которого относится признание помещения жилым помещением, пригодным (непригодным) для проживания граждан, а также многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, является межведомственная комиссия, порядок создания которой урегулирован данной нормой.

Оценка соответствия помещения установленным в Положении требованиям и признание жилого помещения пригодным (непригодным) для проживания, а также многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции производится межведомственной комиссией на основании заявления собственника помещения или заявления гражданина (нанимателя) либо на основании заключения органов государственного надзора (контроля) по вопросам, отнесенным к их компетенции.

По результатам работы комиссия принимает одно из следующих решений:

о соответствии помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, и его пригодности для проживания;

о необходимости и возможности проведения капитального ремонта, реконструкции или перепланировки (при необходимости с технико-экономическим обоснованием) с целью приведения утраченных в процессе эксплуатации характеристик жилого помещения в соответствие с установленными в Положении требованиями и после их завершения - о продолжении процедуры оценки;

о несоответствии помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, с указанием оснований, по которым помещение признается непригодным для проживания;

о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу;

о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим реконструкции (пункт 47 Положения).

В соответствии с пунктом 49 Положения на основании полученного заключения соответствующий орган исполнительной власти либо орган местного самоуправления принимает решение и издает распоряжение с указанием дальнейшего использования помещения, сроков отселения физических и юридических лиц в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции или о непризнании необходимости проведения ремонтно-восстановительных работ.

Таким образом, Правительством Российской Федерации установлена процедура принятия решения о признании помещения непригодным для проживания, многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, включающая в себя принятие соответствующего решения межведомственной комиссией и распоряжение органа власти о дальнейшем использовании помещения, сроках отселения жильцов.

Вопросы признания жилых помещений непригодными для проживания и многоквартирных домов аварийными и подлежащими сносу или реконструкции отнесены к исключительной компетенции межведомственной комиссии, создаваемой в зависимости от принадлежности жилого дома к соответствующему жилищному фонду федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления.

Решение межведомственной комиссии, органа местного самоуправления по вопросам, связанным с признанием жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, а также действия (бездействие) указанных органов по принятию соответствующих решений могут быть оспорены в суде в порядке, установленном положениями главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ).

При рассмотрении дела об оспаривании заключения межведомственной комиссии необходимо проверять как соблюдение порядка принятия такого заключения, так и соответствие выводов комиссии положениям нормативных правовых актов, устанавливающих требования к оценке пригодности помещений для проживания граждан.

При удовлетворении заявления о признании незаконным решения межведомственной комиссии, суд вправе возложить на такую комиссию обязанность в определенный срок провести оценку соответствия помещения установленным в Положении требованиям, не предрешая существа ее решения, которое должно быть принято.

Понуждение ответчика к совершению указанных действий является ограничением права органа местного самоуправления на самостоятельное решение вопросов местного значения в пределах предоставленных законодательством полномочий и нарушает установленный статьей 10 Конституции Российской Федерации принцип разделения властей.

При рассмотрении дел по искам о выселении граждан из занимаемых жилых помещений, заявленным по основаниям, предусмотренным статьями 86, 87 ЖК РФ, необходимо проверять соблюдение установленного Положением порядка признания жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.

Рассматривая дела указанной категории, судам необходимо учитывать, что соответствии с пунктами 1, 8, 9 части 1 статьи 14 Жилищного кодекса Российской Федерации к компетенции органов местного самоуправления относится учет муниципального жилищного фонда, контроль за его сохранностью и соответствием жилых помещений санитарным и техническим требованиям, признание жилых помещений муниципального жилищного фонда непригодными для проживания.

Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. № 47, к компетенции органа местного самоуправления отнесено также принятие решения и издание распоряжения с указанием о дальнейшем использовании помещения, сроках отселения физических и юридических лиц в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (пункт 49).

В силу указанных норм определение срока сноса многоквартирного дома, признанного аварийным и подлежащим сносу, а также срока отселения физических и юридических лиц является компетенцией органа местного самоуправления.

В соответствии с пунктом 52 указанного Положения решение соответствующего федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления может быть обжаловано заинтересованными лицами в судебном порядке.

Порядок оспаривания соответствующих решений установлен главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Следовательно, решение органа местного самоуправления, включая и решение об определении срока сноса дома и срока отселения физических лиц в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, может быть оспорено гражданами в суде.

Однако при рассмотрении заявленных требований следует исходить из того, что к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся те решения, действия (бездействие), в результате которых:

- нарушены права и свободы гражданина,

- созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод,

- на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности (статья 255 ГПК РФ).

Само по себе решение органа местного самоуправления об установлении срока сноса аварийного дома не предполагает произвольное, не основанное на объективных данных, определение срока сноса такого дома, имеет своей целью последующее предоставление гражданам, проживающим в аварийном и подлежащем сносу доме, других благоустроенных жилых помещений (статьи 85, 86 ЖК РФ), направлено на обеспечение условий для осуществления права на жилище, а потому не может рассматриваться в качестве решения, нарушающего права и свободы гражданина, создающего препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод либо возлагающего на него незаконно какие-либо обязанности.

Вместе с тем, если при рассмотрении дела будет установлено, что помещение, в котором проживает гражданин, представляет опасность для жизни и здоровья человека по причине его аварийного состояния или по иным основаниям, предусмотренным действующим законодательством, то предоставление иного жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям, взамен непригодного для проживания не может быть поставлено в зависимость от наличия плана и срока сноса дома и суд может обязать орган местного самоуправления незамедлительно предоставить гражданам другие благоустроенные жилые помещения во внеочередном порядке на основании части 2 статьи 57 ЖК РФ, учитывая и то, что помещение, не соответствующее санитарным и техническим правилам и нормам, не может быть отнесено к категории жилых (часть 2 статьи 15 ЖК РФ).

При рассмотрении дел указанной категории судам необходимо учитывать, что возможность предоставления во внеочередном порядке жилых помещений по договору социального найма гражданам, проживавшим в признанном непригодным для проживания жилом помещении на основании договоров поднайма, коммерческого найма, безвозмездного пользования, действующим законодательством не предусмотрена.

При оценке потребительских свойств жилых помещений, предлагаемых для переселения граждан, помимо обстоятельств, перечисленных в статье 89 ЖК РФ, необходимо учитывать и иные обстоятельства, свидетельствующие о равнозначности или неравнозначности предоставляемого конкретным лицам определенного жилого помещения.

Определением судебной коллегии, рассмотревшим апелляционную жалобу администрации г. Ишима, было оставлено без изменения решение Ишимского городского суда от 13 марта 2014 года, которым было отказано в удовлетворении требований о выселении ответчицы и других из жилого помещения, признанного непригодным для проживания и подлежащим сносу.

Как следует из материалов дела, супруги имеют право пользования жилыми помещениями по ул. Малая Садовая г. Ишима, что подтверждается решением Ишимского городского суда Тюменской области от 04 декабря 2013 года.

Заключением межведомственной комиссии от 11 марта 2011 года № 25 вышеуказанный жилой дом признан аварийным и подлежащим сносу.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции исходил из того, что ответчики фактически занимают две комнаты в жилом доме по ул. Малая Садовая г. Ишима. Предоставляемое жилое помещение взамен сносимого состоит из одной комнаты, следовательно, не является равнозначным, в связи с чем пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Указанный вывод судебная коллегия сочла правильным, поскольку он соответствует требованиям норм материального права, подлежащих применению по настоящему делу, а также материалам гражданского дела.

В силу ст. 86 Жилищного кодекса РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 89 Жилищного кодекса РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены ст. 86 - 88 данного Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи до выселения занимали квартиру или не менее чем две комнаты, наниматель соответственно имеет право на получение квартиры или на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат в коммунальной квартире.

Из указанных правовых норм следует, что предоставление гражданам в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

Кроме того, реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (ст. 18 Конституции РФ) предполагает обязанность судов при применении положений ст. 89 Жилищного кодекса РФ, исследовать и оценивать все потребительские свойства жилых помещений, предлагаемых для переселения граждан, и учитывать все обстоятельства, свидетельствующие о равнозначности или неравнозначности предоставляемого конкретным лицам определенного жилого помещения.

Таким образом, поскольку жилищные условия граждан, переселяемых из жилых домов, подлежащих сносу, не могут быть ухудшены, потребительские свойства помещения определяются, в том числе, количеством комнат.

Предоставление гражданам в порядке ст. 89 Жилищного кодекса РФ равнозначного по общей площади жилого помещения не предполагает предоставление квартиры, меньше ранее занимаемой по количеству комнат.

Согласно разъяснениям, данным в п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», по делам о выселении граждан в другое благоустроенное жилое помещение по основаниям, предусмотренным ст. ст. 86-88 Жилищного кодекса РФ, то есть в связи с невозможностью использования жилого помещения по назначению, суду следует проверить, в частности, не будут ли ухудшены жилищные условия граждан, выселяемых в предоставляемое жилое помещение.

Поскольку в пользовании истцов находятся две однокомнатные квартиры, а предоставляемая взамен сносимых квартира по ул. Калинина г. Ишима состоит из одной комнаты, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что удовлетворение исковых требований Администрация г. Ишима повлечет нарушение норм действующего законодательства, предусматривающего соблюдение жилищных прав и законных интересов граждан при выселении из жилых помещений с последующим предоставлением другого жилья.

Учитывая требования закона и установленные обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор.

Пример 2

Удовлетворены исковые требования мэрии г.Архангельска о выселении ответчиков из занимаемого жилого помещения в связи с его непригодностью для проживания.

Мэрия г.Архангельска обратилась в суд с иском к Молчановой И.Б., Кузнецовой Е.Э., Молчановой Ю.Э., Молчанову А.А. о выселении из жилого помещения - квартиры в городе Архангельск, общей площадью 65,92 кв.м, жилой площадью 46,1 кв.м., с предоставлением благоустроенного жилого помещения - четырехкомнатной квартиры в городе Архангельск, общей площадью 90,5 кв.м., жилой площадью 52,2 кв.м.

В обоснование требований истец сослался на то, что согласно акту межведомственной комиссии, утвержденному распоряжением первого заместителя мэра г.Архангельска по городскому хозяйству, жилой дом, в котором проживают ответчики, был отнесен к категории непригодных для проживания, а устранение выявленных дефектов признано экономически не целесообразным. В указанном доме ответчики занимают квартиру площадью 65,92 кв.м, жилой площадью 46,1 кв.м. Истец располагает свободным жилым помещением в виде благоустроенной четырехкомнатной квартиры общей площадью 90,5 кв.м., жилой площадью 52,2 кв.м. Указанное жилое помещение является благоустроенным, расположено во вновь построенном многоквартирном жилом доме, оснащено водопроводом, канализацией, центральным отоплением, полностью пригодно для проживания.

Ответчик Кузнецова Е.Э. в судебном заседании иск не признала, пояснив в обоснование возражений, что предоставляемая квартира находится на окраине города, куда она выселяться не желает. Ответчик полагала, что истец обязан предоставить отдельные квартиры, поскольку ответчики представляют собой три отдельные семьи.

Как разъяснил Пленум Верхового Суда Российской Федерации в Постановлении от 02.07.2009 №14, по делам о выселении граждан в другое благоустроенное жилое помещение по основаниям, предусмотренным статьями 86 - 88 Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть в связи с невозможностью использования жилого помещения по назначению, судам надлежит учитывать, что предоставляемое гражданам по договору социального найма другое жилое помещение должно отвечать требованиям статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации: оно должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и члены его семьи занимали квартиру или комнату (комнаты) в коммунальной квартире, им предоставляется квартира или жилое помещение, состоящее из того же числа комнат, в коммунальной квартире.

Согласно техническому описанию взамен ранее занимаемому жилому помещению ответчикам предложена четырехкомнатная квартира, расположенная в новостройке, отвечающая уровню благоустроенности жилых помещений применительно к условиям г.Архангельска. В районе нахождения предлагаемого взамен жилого помещения имеется сложившаяся инфраструктура со школами, медицинскими, детскими дошкольными учреждениями.

Выслушав пояснения сторон, заслушав заключение прокурора, исследовав письменные материалы гражданского дела, суд признал требование истца о выселении ответчиков из занимаемого жилого помещения в жилое помещение в виде четырехкомнатной квартиры обоснованным и пришел к выводу о том, что исковые требования мэрии г.Архангельска подлежат удовлетворению в полном объеме.

Ссылку ответчика о наличии у истца обязанности предоставить ответчикам отдельные жилые помещения суд счел необоснованной, поскольку данный довод не основан на законе. Жилое помещение предоставляется не в связи с улучшением жилищных условий ответчиков, а в связи с непригодностью жилья, в котором они проживают. При этом ответчики сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если для них не отпали основания состоять на таком учете.

Решение вступило в законную силу.

Пример 3

Предоставление благоустроенного жилого помещения на условиях договора социального найма.

Прокурор обратился в суд с уточненным иском в интересах В.Р., Е.В. и А.В. к администрации г. Владимира о предоставлении жилого помещения на условиях договора социального найма, в обоснование иска указав, что на основании заключения межведомственной комиссии от ДД.ММ.ГГ № Х постановлениями главы города Владимира от ДД.ММ.ГГ. года № Х и от ДД.ММ,ГГ. № Х признаны непригодными для проживания жилые помещения квартир № Х, № Х и № Х в доме № Х по ул. г. Владимира, а также данный многоквартирный дом признан аварийным и подлежащим сносу в связи с физическим износом в процессе эксплуатации. Кроме того, В.Р. постановлением главы администрации Фрунзенского района г. Владимира от ДД.ММ.ГГ № Х принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. Таким образом, до настоящего времени администрацией г. Владимира не приняты конкретные меры, направленные на переселение истцов из аварийного муниципального жилищного фонда, что влечет за собой нарушение их прав на благоприятные условия проживания, создает угрозу безопасности для их жизни и здоровья. Поэтому просит обязать администрацию г. Владимира в течение шести месяцев со дня вступления решения в законную силу предоставить В.Р., Е.В. и А.В. по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в черте г.Владимира общей площадью не менее Х кв.м, состоящее не менее, чем из одной комнаты. В качестве правового обоснования исковых требований администрация г. Владимира указывает ст.ст. 87 и 89 ЖК РФ.

Решением Октябрьского районного суда г. Владимира исковые требования прокурора в интересах В.Р., Е.В. и А.В. к администрации г. Владимира о предоставлении жилого помещения на условиях договора социального найма удовлетворены в полном объеме.

Представитель администрации г. Владимира, не отрицая факта признания аварийным многоквартирного дома № Х по ул. Х г. Владимира, иск не признал, указав, что непригодным для проживания и ремонта данное жилое помещение не признано. Доказательств невозможности проживания истцов в суд не представлено. Кроме того, неоднократно истцам предлагались квартиры маневренного фонда, от которых те по надуманным причинам отказывались.

Суд, выслушав доводы лиц, участвующих в деле, исследовав представленные сторонами доказательства, приходит следующему выводу.

Статьей 25 Всеобщей декларации прав человека в жизненный уровень человека, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, включается такой обязательный компонент, как жилище. Неотъемлемое право каждого человека на жилище закреплено также в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (статья 11). При этом, как следует из п. 1 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, право на жилище должно реализовываться при условии свободы выбора человеком места жительства. Необходимость уважения жилища человека констатирована и в статье 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С учетом положений международно - правовых актов в ст. 40 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на жилище.

Конституционное право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища (ст.ст. 25, 40 Конституции Российской Федерации).

Основные принципы, формы и порядок реализации права граждан на жилище определены в Жилищном кодексе Российской Федерации, введенном в действие с 1 марта 2005 года.

Судом установлено, что на основании договора социального найма от ДД.ММ.ГГ. № Х В.Р. с семьей из трех человек занимает жилое помещение – однокомнатную квартиру № Х общей площадью Х кв.м по адресу: г. Владимир, ул. Х, дом № Х, что не оспаривается участниками процесса.

В соответствии со ст. 8 ЖК РФ признание в установленном порядке жилых помещений муниципального фонда непригодными для проживания отнесено к компетенции органов местного самоуправления.

На основании заключения межведомственной комиссии от ДД.ММ.ГГ. № Х постановлением администрации г. Владимира от ДД.ММ.ГГ. № Х жилые помещения, расположенные по адресу: г. Владимир, ул. Х, дом № Х, кв. Х (общей площадью Х кв.м), кв. Х (общей площадью Х кв.м), кв. Х (общей площадью Х кв.м), признаны несоответствующими требованиям, предъявляемым к жилым помеще6ниям, и непригодными для проживания.

Заключением межведомственной комиссии № Х от ДД.ММ.ГГ. дом № Х по ул. Х г. Владимира признан аварийным и подлежащим сносу в связи с физическим износом в процессе его эксплуатации на основании заключений специализированных организаций ОНД по Октябрьскому району г.Владимира, управления Роспотребнадзора по Владимирской области и ООО «Стройэкспертиза».

Эти же положения утверждены постановлением администрации города Владимира от ДД.ММ.ГГ. № Х «О признании многоквартирного дома, расположенного по адресу: г. Владимир, ул. Х, дом № Х, аварийным и подлежащим сносу».

Данным документом установлен срок расселения нанимателей жилых помещений до ДД.ММ.ГГ..

На основании ст. 85 ЖК РФ граждане выселяются из жилых помещений с предоставление других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма в случае, если жилое помещение признано непригодным для проживания.

В силу п. 1 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

Поскольку межведомственной комиссией дом № Х по ул. Х г.Владимира признан аварийным и подлежащим сносу, а в заключении ООО «Стройэкспертиза» от ДД.ММ.ГГ. указано, что его техническое состояние оценивается как непригодное для проживания: физический износ основных конструктивных элементов дома составляет Х% при максимально допустимом износе в Х%. Поэтому технический ресурс несущих и ограждающих конструкций дома практически исчерпан, а некоторые из основных несущих конструкций находятся в аварийном состоянии. Физическая и экономическая жизнь дома завершается, так как из-за потери прочностных качеств материалами возможно разрушение конструктивных элементов дома находящихся в аварийном состоянии с травмами и гибелью людей. Кроме того, дом морально изношен и не соответствует своему функциональному назначению по действующим СанПиН. Восстановление здания экономически нецелесообразно.

Несущие и ограждающие конструкции жилого дома не отвечают требованиям нормальной эксплуатации в соответствии с действующими строительными нормами и правилами, нарушают права и охраняемые интересы других лиц и создают угрозу жизни и здоровью граждан.

Это подтверждено также актом обследования технического состояния жилого дома № Х по ул. Х г. Владимира от ДД.ММ.ГГ., составленного ООО «Х».

Управлением Роспотребнадзора по Владимирской области Дд.ММ.ГГ. составлен акт обследования жилого дома № Х, в котором условия проживания в жилом доме № Х по ул. Х г. Владимира не соответствуют требованиям СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно – эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях».

В заключении о противопожарном состоянии жилого дома № Х по ул. Х г.Владимира от ДД.ММ.ГГ. № Х указано, что данный жилой дом находится в неудовлетворительном противопожарном состоянии.

Таким образом, суд полагает установленным, что квартира № Х дома № Х по ул. Х г. Владимира, в которой проживают В.Р., Е.В. и А.В., непригодной для проживания.

В силу ст. 87 ЖК РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

Рассматривая спор, суд руководствуется положениями ч. 1 ст. 89 ЖК РФ, согласно которой предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Из изложенного следует, что, поскольку жилое помещение гражданам предоставляется не в связи с улучшением жилищных условий, то предоставляемое жилье должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению без учета обстоятельств, влияющих на улучшение жилищных условий.

Согласно п. 2 постановления администрации города Владимира от ДД.ММ.ГГ. № 4 «О признании многоквартирного дома, расположенного по адресу: г. Владимир, ул. Х, дом № Х, аварийным и подлежащим сносу» предписано принять меры по расселению муниципальных жилых помещений до ДД.ММ.ГГ.

Между тем, принимая во внимание заключения межведомственной комиссии от ДД.ММ.ГГ. № Х и ООО «Х» от ДД.ММ.ГГ., акты обследования специализированных организаций, суд признает необоснованными ссылки представителя ответчика в части срока предоставления расселения истцов, так как состояние дома является аварийным, не соответствует требованиям нормативно - технической документации, предоставляет реальную опасность для жизни и здоровья граждан.

Затягивание указанного процесса не может быть поставлено в зависимость от наличия плана и сроков расселения граждан, имеющегося у администрации г.Владимира, так как может привести к значительному ущербу и гибели людей.

В связи с этим суд не принимает и доводы представителя администрации г. Владимира о предоставлении семье истца маневренного фонда, так как данное обстоятельство не имеет правового значения для разрешения указанного спора.

Согласно ч. 5 ст. 15 ЖК РФ общая площадь жилого помещения состоит из суммы площади всех частей такого помещения, включая площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением балконов, лоджий, веранд и террас.

На основании разъяснений, данных в п. 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ. № Х «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», по делам о выселении граждан в другое благоустроенное жилое помещение по основаниям, предусмотренным ст.ст. 86 - 88 ЖК РФ, то есть в связи с невозможностью использования жилого помещения по назначению, суду следует проверить, в частности, не будут ли ухудшены жилищные условия граждан, выселяемых в предоставляемое жилое помещение.

Из приведенных положений следует, что реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (ст. 18 Конституции Российской Федерации) предполагает обязанность судов при применении положений ст. 89 ЖК РФ, которая лишь в самом общем виде определяет критерии, которым должны отвечать вновь предоставляемые жилые помещения, исследовать и оценивать все потребительские свойства жилых помещений, предлагаемых для переселения граждан, и учитывать все обстоятельства, свидетельствующие о равнозначности или неравнозначности предоставляемого конкретным лицам определенного жилого помещения.

Во всяком случае, предоставление гражданам в порядке ст. 89 ЖК РФ равнозначных по общей площади жилых помещений в виде квартир предполагает равнозначность не только в соотношении жилой площади и площади вспомогательных помещений, составляющих общую площадь вновь предоставляемого и ранее занимаемого жилого помещения, но и равнозначность в количестве комнат по сравнению с ранее имевшимся.

Поэтому суд полагает удовлетворить исковые требования и обязать администрацию г. Владимира в течение шести месяцев со дня вступления решения в законную силу предоставить истцам благоустроенное жилое помещение взамен занимаемого, отвечающее санитарным и техническим нормам и правилам, состоящее не менее, чем из одной комнаты общей площадью не менее Х кв.м в черте г. Владимира.

Решение вступило в законную силу 17 ноября 2014.

Пример 4

Обобщение по аварийному жилью

Справка

по результатам обобщения судебной практики по рассмотрению судами самарской области в 2011, 2012 годах дел,

связанных с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции

По заданию Верховного суда РФ Самарским областным судом проведено изучение судебной практики по рассмотрению судами области в 2011, 2012 годах дел, связанных с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.

Одной из важнейших проблем жилищно-коммунальной сферы в настоящее время являются большие масштабы ветхого и аварийного жилищного фонда. Изучение показывает, что в основном споры указанной категории вызваны ненадлежащим исполнением органами местного самоуправления обязанностей по обеспечению прав граждан, жилые помещения которых признаны непригодными для проживания в связи с признанием домов аварийными и подлежащими сносу или реконструкции.

В рамках обобщения судебной практики изучено 205 гражданских дела, из них судами Самарской области в 2011 году рассмотрено 120 дел, в 2012 году 85 дел. Указанные дела поступили из 25 районных (городских) судов региона.

Согласно сообщениям председателей районных судов, данная категория дел не рассматривалась Промышленным, Железнодорожным, Кировским районными судами г. Самары, Комсомольским районным судом г. Тольятти, Сызранским, Шигонским, Приволжским, Кинельским, Больше-Глушицким, Исаклинским, Безенчукским, Красноярским районными судами Самарской области.

В зависимости от субъекта права собственности на жилое помещение изученные дела можно разделить на следующие категории:

- иски (заявления) граждан (прокурора в интересах граждан) об оспаривании решений органа местного самоуправления о признании (непризнании) жилого дома аварийным и подлежащим сносу.

- иски граждан, являющихся нанимателями или членами семьи нанимателя, состоящих на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий о предоставлении жилого помещения в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, а жилого дома аварийным и подлежащим сносу;

- иски граждан, являющихся нанимателями или членами семьи нанимателя, несостоящих на учета в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, о предоставлении жилого помещения в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, а жилого дома аварийным и подлежащим сносу;

- иски граждан, являющихся собственниками жилого помещения, состоящих на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий о предоставлении жилого помещения в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, а жилого дома аварийным и подлежащим сносу;

- иски граждан, являющихся собственниками жилого помещения не состоящих на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий о предоставлении жилого помещения в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, а жилого дома аварийным и подлежащим сносу;

- иски органов местного самоуправления о выселении из жилого помещения, признанного непригодным для проживания с предоставлением другого жилого помещения;

Порядок признания многоквартирных домов аварийными и подлежащими сносу урегулирован Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденным Постановлением правительства РФ от 28.01.2006 года №47. Указанное Положение распространяется на жилые помещения независимо от формы собственности, то есть непригодными для проживания могут быть признаны как жилые помещения муниципального (государственного) жилого фонда, так и жилые помещения, находящиеся в собственности граждан.

В соответствии с пунктом 7 указанного Положения признание многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции осуществляется межведомственной комиссией, которая создается на уровне федерального органа исполнительной власти – для жилищного фонда Российской Федерации, на уровне органа исполнительной власти субъекта РФ – для жилищного фонда субъекта РФ, на уровне органа местного самоуправления – для оценки муниципального жилищного фонда.

В соответствии с частью 2 статьи 49 Положения на основании полученного заключения соответствующий орган исполнительной власти либо орган местного самоуправления принимает решение и издает распоряжение с указанием о дальнейшем использовании помещения, сроках отселения физических и юридических лиц в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции или о непризнании необходимости проведения ремонтно-восстановительных работ.

Таким образом, установлена процедура принятия решения о признании многоквартирного дома непригодным для проживания:

1.Решение межведомственной комиссии;

2.Решение органа власти о дальнейшем использовании помещения, сроках отселения жильцов.

Бездействие межведомственной комиссии по принятию соответствующего решения о признании жилого помещения непригодным для проживания и бездействие органа власти по принятию соответствующего решения о дальнейшей судьбе многоквартирного дома может быть обжаловано заинтересованным лицом в суд в порядке, предусмотренным главой 25 ГПК РФ.

Между тем, в судебной практике имеются случаи, когда заинтересованные лица обращались в суд за защитой своих прав и в порядке искового производства, заявляя одновременно требования о бездействии органа местного самоуправления по не принятию решения о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу и требования об обеспечении жилыми помещениями в связи с тем, что жилое помещение является непригодным для проживания.

Судами Самарской области были рассмотрены следующие требования указанной категории:

- об оспаривании решения межведомственной комиссии в части отказа признать жилое помещение непригодным для проживания (заявление Прокурора в интересах инвалида Великой Отечественной Войны оставлено Центральным районным судом г. Тольятти без удовлетворения, поскольку судом было установлено, что межведомственной комиссией принято новое решение об отмене ранее вынесенного);

- об оспаривании бездействия Администрации муниципального района Богатовский Самарской области по непроведению оценки соответствия принадлежащего заявителю жилого помещения санитарным и техническим правилам и нормам, об обязании принять решение по итогам работы межведомственной комиссии (заявление Прокурора Богатовским районным судом Самарской области удовлетворено, поскольку судом установлен факт бездействия органа местного самоуправления по принятию решения межведомственной комиссией по заявлению гражданина);

- о признании незаконным бездействия администрации г.о. Новокуйбышевск Самарской области и возложении обязанности по признанию многоквартирного дома аварийным (Новокуйбышевским городским судом отказано в удовлетворении заявления, поскольку доказательств аварийности дома не представлено);

- об отмене решения об отказе в признании дома аварийным, возложении обязанности по предоставлению жилья (в удовлетворении таких требований отказано, так как не представлены доказательства того, что жилой дом находится в аварийном состоянии);

- о признании бездействия Администрации г.о. Новокуйбышевск по непринятию решения и издания распоряжения о дальнейшей судье многоквартирного жилого дома, об обязании Администрации г.о. Новокуйбышевск устранить допущенные нарушения путем принятия решения и издания распоряжения о дальнейшей судьбе многоквартирного жилого дома на основании заключения межведомственной комиссии о признании жилого помещения непригодным для постоянного проживания (исковые требования Прокурора удовлетворены, судом установлено, что имеется решение межведомственной комиссии о признании жилого дома непригодным для постоянного проживания, из которого следует, что многоквартирный жилой дом признан аварийным и подлежащим сносу. Между тем, Администрация г.о. Новокуйбышевска бездействует и не издает решения по итогам работы комиссии, чем нарушает права граждан, проживающих в аварийном доме. При этом суд не принял во внимание довод представителя ответчика о том, что орган муниципальной власти не допустил незаконного бездействия, поскольку законом не предусмотрены сроки принятия решения по итогам работы межведомственной комиссии, сославшись на то обстоятельство, что принятие такого решения имеет не только правовое значение, но и служит одной из предпосылок возможности избежать наступления негативных последствий аварийности многоквартирного жилого дома. Суд указал, что разумные сроки органом местного самоуправления для принятия решения пропущены, в связи с чем, удовлетворил требования прокурора).

Правовые последствия признания жилого дома непригодным для проживания зависят от того, на каком праве принадлежит жилое помещение гражданам: на праве собственности либо по договору социального найма.

Предоставление жилого помещения взамен непригодного для проживания и ремонту и реконструкции не подлежащему.

Такие иски заявлялись нанимателями жилых помещений по договору социального найма и членами их семьи, а также собственниками жилых помещений к органам местного самоуправления.

Дела по искам нанимателей и членов их семей, состоящих на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий о предоставлении жилого помещения взамен жилого помещения, признанного непригодным, представлены на обобщение в количестве 20 дел.

14 гражданских дел, рассмотрены по искам граждан, проживающих в жилых помещениях на основании договора социального найма и несостоящих на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Изучение дел данной категории показало, что в основном, суды, при наличии доказательств нуждаемости в жилом помещении и малоимущности нанимателей и членов их семьи, при решении вопроса об обеспечении таких граждан жильем, удовлетворяли требования граждан о внеочередном предоставлении жилого помещения, исходя из нормы предоставления.

В данном случае суды руководствовались пунктом 1 части 2 статьи 57 и частью 5 статьи 57 ЖК РФ Жилищного кодекса РФ.

Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются: гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

По договору социального найма жилое помещение должно предоставляться гражданам по месту их жительства (в границах соответствующего населенного пункта) общей площадью на одного человека не менее нормы предоставления.

Кроме того, суды при решении вопроса о применении указанных норм права учитывали конституционно-правовой смысл, выявленный в Определении Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 376-О-П.

Законодатель предусмотрел для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации) - при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49, часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Такое законодательное регулирование согласуется с частью 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами не любым, а только малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище.

Федеральный законодатель не связывает возможность признания гражданина нуждающимся в получении жилого помещения с конкретным правом, на котором ему принадлежит (или ранее принадлежало) жилое помещение, а потому нуждающимся, по смыслу приведенных законоположений, может быть признан как наниматель по договору социального найма, так и собственник жилого помещения.

При этом ни из статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, ни из каких-либо других его положений не следует, что обязательным условием внеочередного предоставления жилья гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания, является нахождение гражданина на учете в момент возникновения обстоятельств, обусловивших непригодность жилого помещения для проживания. Закрепление такого условия применительно к ситуациям непредвиденной утраты пригодного для проживания жилого помещения противоречило бы принципам равенства и справедливости как конституционным критериям правомерного регулирования прав и свобод человека и гражданина, поскольку означало бы предъявление гражданам, относящимся к данной категории нуждающихся в жилье, объективно невыполнимых требований для целей реализации их права на жилище и тем самым ставило бы их в положение объекта государственно-властной деятельности.

Например, Самарским районным судом г. Самары частично удовлетворены требования Департамента управления имуществом г.о. Самары о выселении семьи Х с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, а также частично удовлетворены требования ответчиков о предоставлении жилого помещения по норме предоставления вне очереди. Судом установлено, что на основании договора социального найма семья ответчиков проживала в однокомнатной квартире общей площадью 31,7 кв.м. Многоквартирный дом, в котором находится квартира, признан аварийным и подлежащим сносу. Департаментом управления имущества г.о. Самары предложено ответчикам равнозначное жилье для переселения. От данного предложения ответчики отказались, ссылаясь на тот факт, что в настоящее время в квартире зарегистрированы фактически две семьи (брак между супругами Х расторгнут, одна семья - это Х С.В. с детьми, а вторая семья - это Х Х.А. и члены его семьи), следовательно, они нуждаются в предоставлении двух квартир по норме предоставления. Ответчики просили предоставить Х Х.А. и Х С.В. с детьми отдельные жилые помещения по норме предоставления. Вместе с тем судом установлено, что Распоряжением первого заместителя Главы г.о. Самары от 14.12.2001 года семья Х С.В. с составом пять человек (она, ее бывший муж Х Х.А. и трое детей) принята на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях муниципального жилищного фонда по договорам социального найма, в связи с обеспеченностью общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы. Учитывая изложенное, суд пришел к выводу, о том, что ответчики, которых просит выселить из жилого помещения истец должны быть обеспечены жилым помещением по норме предоставления во внеочередном порядке, а неравнозначным жилым помещением, которое предложено Департаментом управления имуществом г.о. Самары. При этом суд, отказал ответчикам в удовлетворении их требований в части предоставления им двух квартир, в связи с прекращением брака между супругами, поскольку в ходе судебного разбирательства было установлено, что ответчики Х признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий в составе пяти человек, в том числе бывшие супруги Х Х.А., С.В. Апелляционная инстанция Самарского областного суда оставила решение без изменения.

Другой пример предоставления жилого помещения по норме предоставления, взамен занимаемого, следует из гражданского дела по иску К С.В., предъявленному к Администрации г.о. Чапаевск. Истец указала, что она и ее семья занимала жилое помещение, состоящие из трех комнат, предоставленное по договору социального найма. Многоквартирный жилой дом, в котором находится квартира, признан аварийным и подлежащим сносу, частичное расселение граждан произведено в 2008-2010 годах. В настоящее время указанного дома не существует, однако жилым помещением истец до настоящего времени не обеспечена. Истец просила обязать ответчика предоставить ей жилое помещение, состоящее из трех комнат, равнозначное по площади, ранее занимаемому жилому помещению. Суд исковые требования удовлетворил частично, обязал ответчика предоставить истцу благоустроенное жилое помещение по договору социального найма не менее нормы предоставления, в границах городского округа Чапаевск, поскольку установил, что три жилых комнаты в квартире были предоставлены С Г.Г. и членам ее семьи (супругу, дочери К С.В., сыну С Р.В.), однако все проживающие в указанном помещении сняты с регистрационного учета (отец истца умер, наниматель С Г.Г. и ее сын С Р.В. переехали на другое постоянное место жительство). Таким образом, на момент сноса дома в жилом помещении, непригодном для проживания была зарегистрирована только истец. Суд исходя из положения пункта 1 части 2 статьи 57 ЖК РФ и статьи 55 ЖК РФ, установив, что в настоящее время К С.В. (состав семьи 1 человек) является нуждающейся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма, пришел к выводу, что истец должна быть обеспечена социальным жильем по норме предоставления. Суд посчитал, что у истца отсутствует право требования равнозначного жилого помещения ранее занимаемому, поскольку жилое помещение, признанное непригодным, состоящее из трех комнат общей площадью 68,3 кв.м. ранее предоставлялось на семью, состоящую из четырех человек, в отношении трех из них договор социального найма фактически был расторгнут. Указанное решение Чапаевского городского суда Самарской области оставлено без изменения судом апелляционной инстанции (копии судебных постановлений прилагаются).

В связи с изложенным примером возникает вопрос: возможно ли предоставление нанимателю и/или членам его семьи (по иску гражданина) равнозначного жилого помещения взамен непригодного для проживания, если его площадь превышает норму предоставления?

Представляется, что исходя из вышеперечисленных норм права, истец, претендующий на предоставление жилого помещения в порядке статьи 57 ЖК РФ (если иск заявлен самим гражданином, а не органом власти в соответствии со статьями 85-89 ЖК РФ о выселении) имеет право на предоставления жилого помещения вне очереди в пределах нормы предоставления, как нуждающийся и малоимущий.

Кроме того, как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 16.11.2006 года №503-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Х О.Н. на нарушение ее Кунституционных прав частью 1 статьи 89 Жилищного Кодекса Российской Федерации» следует, учитывать, что статья 89 ЖК РФ не исключает возможность ее применения во взаимосвязи со статьей 57 того же Кодекса при наличии к тому оснований.

Из анализа гражданских дел по искам граждан, занимающих жилые помещения по договорам социального найма, признанные непригодными для проживания в связи с признанием жилых домов аварийными и подлежащими сносу, следует, что, как правило, истцами предоставляются сведения о постановки их на учет в качестве нуждающихся, как до признания жилого помещения непригодным, так и после этого. При установлении указанного факта, суды признавали за истцами право на обеспечение их жилыми помещениями по договору социального найма по норме предоставления в соответствии со статьей 57 ЖК РФ, а не по правилам нормы статьи 89 ЖК РФ, поскольку право истцов на предоставление жилого помещения по норме предоставления обосновано их малоимущностью и нуждаемостью в социальном жилье.

Таким образом, судами Самарской области в основном удовлетворялись иски нанимателей и/или членов их семей, признанных

нуждающимися в улучшении жилищных условий и являющимися малоимущими, чьи жилые помещения были признаны непригодными для проживания в домах, подлежащих сносу об обязании органов местного самоуправления предоставить другое жилое помещение по норме предоставления.

Между тем, на обобщение представлено гражданское дело Сергиевского районного суда Самарской области, по результатам рассмотрения которого судом отказано в предоставлении жилого помещения по норме предоставления нанимателю жилого помещения, признанного непригодным для проживания, со ссылкой на нормы статьи 89 ЖК РФ. Решение суда отменено судом апелляционной инстанции в связи с тем, что суд не учел нахождение истцов на учете в качестве нуждающихся. Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда указала на ошибочность выводов суда в части применения к сложившимся правоотношениям между истцами и ответчиком - администрацией Сергиевского района Самарской области норм права. Суд апелляционной инстанции указал на необходимость применения статьи 57 ЖК РФ и предоставление жилого помещения в соответствии с нормой предоставления жилого помещения (часть 5 статьи 57 ЖК РФ.). Судьей Самарского областного суда отказано в передаче кассационной жалобы администрации муниципального района Сергеевский Самарской области на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам на рассмотрение в Президиум Самарского областного суда.

При рассмотрении иска нанимателя и/или члена его семьи об обязании органа власти предоставить вне очереди жилое помещение по договору социального найма не ниже установленных норм судам необходимо установить являются ли граждане нуждающимися и малоимущими, поскольку данное обстоятельство имеет юридическое значение для применения статьи 57 ЖК РФ.

Так, Октябрьский городской суд Самарской области удовлетворил требования Р О.А. об обязании Администрации г.о. Октябрьск Самарской области провести необходимые мероприятия, направленные на обеспечение жилым помещением семьи Р О.А. в черте г.о. Октябрьск не ниже установленных социальных норм, благоустроенное применительно к данному населенному пункту, отвечающее санитарным и техническим требованиям. Истец в обоснование своих требований ссылалась на аварийность многоквартирного жилого дома, где расположена квартира, в которой она проживает, а также на тот факт, что она имеет двоих маленьких детей, из-за отсутствия другого жилья, вынуждена проживать в аварийном доме. Между тем, суд не проверил доводы истца о ее нуждаемости и малоимущности, а также о малоимущности членов ее семьи, в том числе и супруга, сведения о регистрации которого и об имущественном положении в деле отсутствуют. Решение Октябрьского городского суда Самарской области вступило в законную силу и сторонами не оспаривалось.

Внеочередное предоставление жилого помещения нанимателю и членам его семьи, если они не признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий.

Изучение данной категории дел показало, что основной причиной обращения в суд нанимателей с таким исками является предоставление органами местного самоуправления жилых помещение, с худшими техническими характеристиками, по сравнению с ранее занимаемыми, а также бездействие местных властей по выселению из жилых помещений, признанных непригодными для проживания.

В таких случаях суды руководствуются нормами статьи 86,87 и 89 ЖК РФ, а также разъяснениями Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 года №14 (пункт 37). При рассмотрении данных дел судом устанавливаются следующие юридически значимые обстоятельства: проживание истцов в жилом помещении на основании договора социального найма, признание жилого дома аварийным и подлежащим сносу, бездействие наймодателя по выселению нанимателей и членов их семей из жилого помещения непригодного для проживания, равнозначность предоставляемого жилого помещения взамен непригодного для проживания.

Установлено, что большинство таких исков судами удовлетворены, поскольку установлено, что предлагаемые наймодателем жилые помещения не отвечают требованиям статьи 89 ЖК РФ: например, по делу, рассмотренному Красноармейским районным судом Самарской области по иску Т К.А. и С С.Ф., С Н.В., Д В.С. к Администрации муниципальный район Красноармейский Самарской области.

Также удовлетворяются требования истцов о предоставлении равнозначных жилых помещений и в том случае, когда наймодатель уклоняется от исполнения обязанности по выселению в другое благоустроенное жилое помещении: гражданское дело по иску прокурора Пестравского района Самарской области в интересах Т А.Ф. к Администрации муниципального района Пестравский, в котором суд установил, что ответчик допустил незаконное бездействие по не предоставлению жилого помещения взамен непригодного для проживания; гражданское дело Чапаевского городского суда Самарской области по иску Г Т.А., где установлено, что Администрация г.о. Чапаевск не предоставляла истцу жилое помещение вне очереди в связи с отсутствием в собственности равнозначной квартиры.

Обеспечение прав собственников жилых помещений и членов их семей в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, а многоквартирного жилого дома аварийным и подлежащим сносу.

На обобщение судами Самарской области представлено 13 гражданских дел по искам собственников и членов их семей, заявленных к органам местного самоуправления о предоставлении жилых помещений, взамен признанных непригодными либо о выкупе жилого помещения.

Иски граждан, являющихся собственниками жилых помещений и признанных нуждающимися в улучшении жилищных условий.

Исковые требования об обязании предоставить собственнику другое жилое помещение взамен признанного непригодным, в связи с признанием дома аварийным и подлежащим сносу граждане обосновывали правом на внеочередное обеспечение жильем в соответствии со статьей 57 ЖК РФ.

При рассмотрении таких дел суды правильно применяли норму пункта 1 части 2 статьи 57 ЖК РФ, при этом устанавливали юридически значимые обстоятельства по делу: признание жилого помещения непригодным для проживания, а жилого дома аварийным и подлежащим сносу, нуждаемость в социальном жилье и малоимущность собственников непригодных для проживания жилых помещений, бездействие органов местного самоуправления по обеспечению прав граждан, жилые помещения которых подлежат сносу. При установлении всех указанных обстоятельств суды удовлетворяли иски и обязывали органы местного самоуправления предоставить собственнику благоустроенное жилое помещение вне очереди в соответствии с действующими законодательством (по норме предоставления).

Так, Ленинским районным судом г. Самары рассмотрено дело по иску К Е.С. к Департаменту управления имуществом г.о. Самары о предоставлении жилого помещения вне очереди. Истец ссылалась на наличие у нее права, предусмотренного на обеспечение жильем в порядке статьи 57 ЖК РФ.

Суд установил, что истцу принадлежит ½ доля в праве общей долевой собственности на квартиру № в доме, расположенного в. В 2009 году истец принята на учет в качестве нуждающейся в жилых помещениях муниципального жилищного фонда, предоставляемых по договорам социального найма. Распоряжением первого заместителя Главы Администрации г.о. Самары от 30.06.2009 года вышеуказанный жилой дом признан аварийным и подлежащим сносу. Департаменту управления имуществом г.о. Самара, рекомендовано предоставить гражданам, проживающим по договору социального найма благоустроенные жилые помещения, а собственникам помещений многоквартирного дома указано на необходимость осуществить снос дома в течение трех месяцев со дня отселения граждан. При этом суд пришел к выводу, что ответчиком обязанность по отселению граждан из аварийного дома не исполнена, а поскольку К Е.С. признанна малоимущей и неспособной приобрести на свои личные средства жилое помещение, кроме того, она принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, суд указал на то, что у Департамента управления имуществом г.о. Самары возникла обязанность предоставить вне очереди истцу жилое помещение по договору социального найма. Судебная коллегия по гражданским дела, указанное решение признала правильным, оставила его без изменения, доводы апелляционной жалобы о том, что права собственников аварийного жилья подлежат защите в соответствии со статьей 32 ЖК РФ не приняла во внимание, поскольку законодатель не связывает возможность признания гражданина нуждающимся в получении жилого помещения с конкретным правом, на котором ему принадлежит жилое помещение, а потому нуждающимися по смыслу статьи 57 ЖК РФ могут быть признаны как наниматель по договору социального найма, так и собственник жилого помещения. Статья 32 ЖК РФ регламентирует порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд и не исключает действия статьи 57 ЖК РФ о предоставлении жилых помещений по договору социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении.

Поскольку, в данном случае, собственник, признанный малоимущим и нуждающимися в социальном жилье, то обеспечение его жилым помещением происходит по правилам части 5 статьи 57 ЖК РФ (по норме предоставления), с учетом членов семьи собственника, если они признаны в установленном законом порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий.

Так, Ленинский районный суд г. Самары 11.04.2011 года принял решение об обязании Департамента управления имуществом г.о. Самары предоставить Б А.Н. жилое помещение на состав семьи из трех человек, площадью не менее нормы предоставления. При этом суд установил, что Б А.Н. является собственником комнаты в коммунальной квартиры, вместе с ним в ней зарегистрированы и проживают его жена и сын. В 2000 году истец принят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении составом семьи 3 человека. В 2006 году в доме, где расположено жилое помещение истца, произошел пожар, распоряжением заместителя Главы г.о. Самары от 12.04.2010 года указанное помещение признано непригодным для проживания, а жилой дом аварийным и подлежащим сносу. Судом установлено, что иного жилья собственник и члены его семьи для проживания не имеют, а ответчик никаких мер по отселению и предоставлению другого благоустроенного жилого помещения не предпринимал. При наличии указанных обстоятельств, учитывая, что законом на органы местного самоуправления возложена обязанность по предоставлению другого жилого помещения, суд удовлетворил требования истца о предоставлении жилого помещения семье истца на основании договора социального найма по норме предоставления. При этом суд не принял во внимание ссылку ответчика на статью 32 ЖК РФ, поскольку в данном случае, истец имеет право быть обеспеченным жильем в соответствии со статьей 57 ЖК РФ, а ответчик в случае необходимости не лишен права требовать от собственника жилого помещения исполнения обязанностей, которые возложены на него статьей 32 ЖК РФ. Суд апелляционной инстанции оставил указанное решение без изменения (копии судебных постановлений прилагаются).

Представляется, что в соответствии со статьей 57 ЖК РФ во внеочередном порядке подлежат обеспечению социальным жильем как собственник жилого помещения, признанного непригодным для проживания в связи со сносом дома, так и члены его семьи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, но не граждане, имевшие право пользования жилым помещением собственника по иным основаниям.

Так, Решением Отрадненского городского суда Самарской области отказано в удовлетворении исковых требований В И.П. и П П.М. к Администрации г.о. Отрадный о предоставлении однокомнатной благоустроенной квартиры, поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что указанные граждане хотя и состоят на учете в качестве нуждающихся в получении социального жилья, однако жилое помещение, признанное непригодным принадлежит на праве собственности другому гражданину, членами семьи которого истцы не являются. Судом установлено, что собственнику непригодного для проживания жилого помещения предоставлено другое благоустроенное жилое помещение. Истцы фактически проживали в помещении, принадлежащим В А.А. по условиям коммерческого найма, при этом они не обладали ни правом собственности, ни правом владения и пользования жилым помещением по договору социального найма, следовательно, внеочередного права на предоставление жилого помещения у истцов не возникло. Суд апелляционной инстанции оставил указанное решение без изменения. В передаче кассационной жалобы истцов для рассмотрения в судебном заседании президиума Самарского областного суда отказано.

Имеются случаи, когда собственники жилого помещения обращались в суд с иском о предоставлении им жилого помещения в порядке статьи 57 ЖК РФ, при этом, не подтверждая нуждаемость и малоимущность. Такие требования, судом не удовлетворялись, поскольку законодатель предусмотрел возможность предоставления жилого помещения по договору социального найма (по норме предоставления) только малоимущим гражданам, нуждающимся в предоставлении жилого помещения. При оставлении таких требований без удовлетворения, суды указывали на возможность истцов обеспечить свои права в соответствии с положениями статьи 32 ЖК РФ и ссылались на то обстоятельство, что предоставление жилого помещения собственникам квартир, находящимся в многоквартирном доме, признанном аварийным и подлежащим сносу, не может быть связано с улучшением их жилищных условий, данная мера может носить лишь компенсационный характер (решение Ленинского районного суда г. Самары по иску И к Департаменту управления имуществом г.о. Самары, копия которого прилагается).

Вместе с тем, в ходе изучения гражданских дел, установлено, что некоторые суды неправильно применяют нормы жилищного законодательства, касающиеся обеспечение прав граждан, в связи с признанием дома аварийным и подлежащим сносу.

Так, Центральный районный суд г. Тольятти, отказывая собственнику в удовлетворении требований о предоставлении по договору социального найма в соответствии с нормой предоставления, указал на то, что в данном случае, признание собственников нуждающимися в предоставлении жилого помещения по договору социального найма значения не имеет, поскольку правоотношения сторон возникли в связи с признанием жилого помещения, занимаемого истцами, аварийным и применил к указанной ситуации нормы статьи 86 и 89 ЖК РФ.

Такая позиция суда, представляется неверной, поскольку вышеуказанные нормы права, регулируют отношения по выселению между наймодателем, нанимателем и членами его семьи по договору социального найма и не могут быть распространены на граждан, владеющим жилыми помещениями на праве собственности.

Для обеспечения гражданина-собственника жилым помещением по договору социального найма в порядке статьи 57 ЖК РФ необходимо установить наличие у него нуждаемости и невозможности приобрети жилое помещение за свой счет (малоимущность), в противном случае права собственника, чье помещение признано непригодным для проживания подлежат защите в порядке статьи 32 ЖК РФ.

Вопрос об обеспечении гражданина-собственника жилым помещением, в связи с признанием дома аварийным и подлежащим сносу, не признанного нуждающимся в обеспечении социальным жильем, решается между собственником и органом, принявшим решение о признании дома аварийным и подлежащим сносу только по соглашению сторон с зачетом стоимости непригодного для проживания жилого помещения в выкупную цену в порядке части 10 статьи 32 ЖК РФ.

Между тем, имеются решения, где суд обязывал органы местного самоуправления предоставить собственнику жилого помещения, признанного непригодным для проживания другое жилое помещение по договору социального найма равнозначное ранее занимаемому (копия решения прилагается).

Вопрос: возможно ли предоставление во внеочередном порядке членам семьи собственника, состоящим на учете в качестве нуждающихся жилых помещений в порядке статьи 57 ЖК РФ, если сам собственник с таким требованием не обращался и имеет другое жилое помещение для проживания?

Согласно решению Ленинского районного суда г. Самары в удовлетворении таких требований отказано Е Л.М. и М Г.В., которые являются членами семьи собственника М В.П., поскольку собственник жилого помещения, признанного в установленном порядке непригодным для проживания, с такими требованиями не обращался, имеет в собственности другое помещение, а истцы по делу самостоятельного права на обеспечение их жильем во внеочередном порядке, в соответствии со статьей 57 ЖК РФ не имеют. Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда указала на ошибочность такого вывода, поскольку семья Е Л.М. была признана нуждающейся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, распоряжением первого заместителя главы г.о. Самары от 16.07.2010 года на основании заявления о произошедшем в доме пожаре и после издания распоряжения о признании жилого дома аварийным и подлежащим сносу. Положения статей 49 и 51 ЖК РФ к числу лиц, которые могут быть признаны нуждающимся в жилых помещения и поставлены на учет, относят не только собственников и нанимателей жилых помещений, из чего исходил суда, но и членов их семей.

Такая позиция суда кассационной инстанции, представляется правильной, поскольку федеральный законодатель не связывает возможность признания гражданина нуждающимся в получении жилого помещения с конкретным правом, на котором ему принадлежит (или ранее принадлежало) жилое помещение, а потому нуждающимся, по смыслу статьи 57 ЖК РФ может быть признан не только наниматель по договору социального найма. Таким образом, заявлять требования, связанные с признанием дома аварийным и подлежащим сносу может не только собственник, но и члены его семьи, принятые на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Обеспечение прав собственников жилых помещений (не состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях), признанных непригодными для проживания.

Вопрос об обеспечении прав указанных граждан разрешается в порядке, установленном статьей 32 ЖК РФ и Федеральным законом №185-ФЗ от 21.07.2007 года «О фонде содействия реформирования жилищно-коммунального хозяйства».

Судами Самарской области рассматривались иски собственников, заявленные к органам местного самоуправления о предоставлении жилых помещений вместо жилья признанного непригодным и подлежащим сносу.

Так, Жигулевским городским судом Самарской области рассмотрено дело по иску Ч, которые являются сособственниками двухкомнатной квартиры. Жилой дом, в котором находится указанная квартира, признан аварийным и подлежащим сносу. Аварийный дом был включен в перечень домов областной адресной программы. Администрация г. Жигулевска, в рамках реализации программы по переселению из аварийного жилья, предлагала собственникам однокомнатную квартиру, от которой истцы отказались, так как считают, что им должно быть предоставлено равнозначное жилое помещение ранее занимаемому в соответствии со статьей 89 ЖК РФ.

Суд отказал в удовлетворении требований собственников о предоставлении им равнозначной по площади и количеству комнат квартиры, поскольку в соответствии со статьей 32 ЖК РФ жилые помещения собственнику, взамен занимаемого предоставляются по соглашению, заключенного с органами, вынесшими решение о признании дома аварийным и подлежащим сносу. Между тем, в ходе судебного разбирательства установлено, что соглашения о предоставлении истцам двухкомнатной квартиры вместо принадлежащего им жилого помещения сторонами не достигнуто, при этом закон не предусматривает обязанности органа местного самоуправления предоставить истцам другое жилое помещение взамен изымаемого. Законодатель предусмотрел обязанность органов власти лишь по выплате выкупной цены изымаемого жилого помещения, что соответствует разъяснениям, данным в пункте 20 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 года №14. (копия решения прилагается).

В связи с этим возникает вопрос: возможно ли обеспечение собственника жилого помещения, признанного непригодным для проживания, другое жилое помещение, если дом, в котором находится жилое помещение, включен в адресную программу по переселению из аварийного жилищного фонда, при этом от предоставляемого жилого помещения собственник отказался по причине неравнозначности предоставляемого жилого помещения ранее занимаемому?

Представляется, что в данном случае нельзя обязать орган местного самоуправления обеспечить собственника жилым помещением, так как в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суд РФ, если стоимость жилого помещения ниже выкупной цены, то собственнику выплачивается разница.

Сызранским городским судом Самарской области рассмотрен иск Администрации г.о. Сызрань к Ч В.И. о выкупе жилого помещения. Иск удовлетворен, у Ч В.И. изъято жилое помещение в виде 141/449 доли в праве общей долевой собственности путем выкупа у собственника по цене в размере 245 724 рубля. Указанная денежная компенсация определена на основании оценки рыночной стоимости доли квартиры и убытков при изъятии жилого помещения. В данном случае суд руководствовался пунктом 9 статьи 32 ЖК РФ.

На обобщение также представлено дело по иску собственника, уже снесенного жилого дома, силами застройщика, осуществляющего строительство нового многоквартирного дома. В данном случае суд удовлетворил требования истца о возмещении ущерба (стоимость снесенного объекта недвижимости) в порядке статьи 1064 ГК РФ, взыскав его с застройщика, который осуществил снос жилого дома.

Иски органов местного самоуправления о выселении из жилого помещения, признанного непригодным для проживания с предоставлением другого жилого помещения.

Всего на обобщение судами Самарской области представлено 99 гражданских дел данной категории, из них, по 34 делам решения были проверены апелляционной инстанцией, по результатам чего 33 постановления обставлены без изменения, а одно решение отменено с вынесением нового судебного акта.

В 59 случаях судами отказано в удовлетворении таких исков, по 39 делам требования истцов удовлетворены. По одному делу производство прекращено в связи с утверждением между сторонами мирового соглашении.

При рассмотрении дел данной категории суды руководствовались нормами статей 85-89, 95 Жилищного Кодекса РФ, Постановления Правительства РФ от 28.01.2006 года №47 «Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации». Все иски данной категории были рассмотрены с участием прокурора в соответствии с пунктом 3 статьи 45 ГПК РФ.

По вопросу выселения из жилого помещения в жилое помещение маневренного фонда на обобщение представлено 29 гражданских дел, рассмотренных Автозаводским районным судом г. Тольятти. Иски мэрии г.о. Тольятти к гражданам, занимающим жилые помещения, находящиеся в многоквартирном доме, признанном аварийным и подлежащим реконструкции удовлетворены. 9 решений по указанным делам проверены судом апелляционной инстанции и оставлены без изменения.

Следует отметить, что все иски Мэрии г.о. Тольятти (кроме одного дела) были заявлены к гражданам, которым жилые помещения в аварийном доме принадлежат на праве собственности, а также к членам их семьи.

По указанным делам, истец – Мэрия г.о. Тольятти просила выселить ответчиков в жилое помещение маневренного фонда и обязать переселяемых граждан заключить договор найма жилого помещения маневренного фонда, в связи с тем, что многоквартирный дом признан аварийным и подлежащим реконструкции, и существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, в результате которой может произойти разрушение первого подъезда жилого дома.

Так, Автозаводским районным судом г. Тольятти 26.10.2011 года постановлено решение об удовлетворении исковых требований мэрии г.о. Тольятти к З о выселении из жилого помещения в жилое помещение маневренного фонда, об обязании ответчиков заключить с истцом договор найма жилого помещения маневренного фонда.

Ответчики иск не признали, указывали, что в случае их выселения нарушатся их права собственника, квартиры в маневренном фонде их не устраивают, поскольку они проживали в одной квартире, а им предлагают две, которые находятся в другом районе города.

Из материалов дела следует, что Постановлением мэрии г.о. Тольятти от 06.09.2011 года многоквартирный дом № по ул. В в г. Тольятти признан аварийным и подлежащим реконструкции, в том числе включая снос подъезда №1 и жилые помещения включительно с 1 по 36 квартир, расположенные в подъезде №1, поскольку они признаны непригодными для проживания.

Ответчик З является собственником трехкомнатной квартиры №17, расположенной в аварийном доме.

Во исполнение пункта 51 Постановления Правительства РФ от 28.01.2006 года №47 ответчикам 07.09.2011 года были вручены копии заключения межведомственной комиссии №2 от 05.09.2011 года и копия постановления о признании дома аварийным и подлежащим реконструкции. Ответчикам предложены для отселения жилые помещения маневренного фонда (две однокомнатные квартиры). От переселения и заключения договора найма жилого помещения маневренного фонда ответчики отказались.

Суд пришел к выводу, что в настоящее время существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, в результате которой может произойти разрушение первого подъезда жилого дома с человеческими жертвами. Суд, сославшись на нормы статьи 95 и 106 ЖК РФ, не принял во внимание доводы ответчика о том, что предоставляется неравнозначное жилье, поскольку истец просил выселить ответчиков в жилое помещение маневренного фонда на время, при этом за ответчиками сохраняется право собственности на квартиру №17.

Суд также указал, что существует реальная угроза жизни и здоровью ответчиков, в связи с чем, решение в части выселения граждан подлежит немедленному исполнению.

Законность вынесенного решения суда была подтверждена судебной коллегией по гражданским делам Самарского областного суда по результатам рассмотрения кассационной жалобы ответчиков. При этом в определении второй инстанции указано на применение статьи 88 ЖК РФ со ссылкой на часть 1 статьи 7 ЖК РФ и отмечено, что переселение ответчиков является временной мерой, которая необходима до завершения расчетов между истцом и ответчиком для приобретения ответчикам другого жилого помещения.

Таким образом, законодатель определил судьбу нанимателя и членов его семьи на время проведения капитального ремонта или реконструкции. Указанные граждане на период проведения капитального ремонта или реконструкции временно выселяются в жилые помещения маневренного фонда. В период проживания в доме маневренного фонда договор социального найма жилого помещения, которое находится в ремонтируемом доме, не подлежит расторжению. При этом граждане, проживающие в домах маневренного фонда, производят оплату жилья и коммунальных услуг только за жилые помещения в доме маневренного фонда. Договор найма жилого помещения в доме маневренного фонда заключается на период проведения капитального ремонта (реконструкции).

Что касается собственников жилого помещения, то закон прямо предусматривает их выселение и временное проживание в жилом помещении маневренного фонда только в случае, когда их единственное жилое помещение стало непригодным для проживания в результате чрезвычайных обстоятельств.

В связи с этим возникает вопрос, возможно ли выселение собственников из принадлежащих им жилых помещений на период проведения реконструкции дома или окончательных расчетов с собственником, в жилые помещения маневренного фонда?

Представляется возможным разрешить данную ситуацию путем применения части 1 статьи 7 ЖК РФ, статьи 95 ЖК РФ и статьи 88 ЖК РФ, и если жилое помещение является у собственника и членов его семьи единственным, то им должно быть предоставлено жилое помещение для проживания на период проведения капитального ремонта или реконструкции в доме маневренного фонда.

В ходе изучения гражданских дел по искам о выселении из жилого помещения с предоставлением другого жилья по договору социального найма установлено, что суды в основном правильно применяют положения статьей 85-89 ЖК РФ. Помимо вышеуказанных норм права суды, при рассмотрении дел указанной категории руководствуются разъяснениями, содержащими в постановлении пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Значительная часть изученных дел данной категории касается исков муниципальных органов о выселении нанимателей и членов их семьи в другие благоустроенные жиле помещения.

Вопрос: возможно ли, при выселение (по искам наймодателя), предоставление жилого помещения по договору социального найма по норме предоставления, если наниматель и члены его семьи состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий?

Пример: Новокуйбышевским городским судом Самарской области удовлетворены требования Администрации г.о. Новокуйбышевск к Л Т.В., П А.А., Д Е.А. о выселении с предоставлением другого жилого помещения. Судом установлено, что ответчики проживают в квартире на основании договора социального найма. Жилой дом, в котором проживают ответчики, был признан аварийным и непригодным для проживания. Органы местного самоуправления предложили ответчикам выселиться в другое благоустроенное жилое помещение, находящееся в том же населенном пункте, равнозначное ранее занимаемому. Однако ответчики отказались от переселения, поскольку считают, что они имеют право на предоставлением им другого благоустроенного жилого помещения по норме предоставления в соответствии с пунктом 5 статьи 57 ЖК РФ, поскольку они состоят на очереди на улучшение жилищных условий.

Суд, при вынесении решения руководствовался положениями статьи 85, 87, 89 ЖК РФ, Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» и указал, что при выселении граждан из жилого помещения по основаниям статьи 85 ЖК РФ предоставляется другое жилое помещение (равнозначное по площади, количеству комнат), в соответствии со статьей 89 ЖК РФ, а не статьей 57 ЖК РФ.

Представляется, что указанный вывод суда является правильным, поскольку в данном случае заявлен иск о выселении нанимателей по договору социального найма с предоставлением другого жилого помещения по основаниям статей 85-89 ЖК РФ. Внеочередной характер обеспечения другими жилыми помещениями граждан, переселяемых из жилых помещений, которые признаны непригодными для проживания, обусловливает, в свою очередь, исключительно компенсационный характер такого обеспечения, поскольку очевидно, что целью законодателя в данном случае было не улучшение жилищных условий по количественным показателям, а сохранение как минимум имеющейся обеспеченности граждан жильем с одновременным улучшением жилищных условий с точки зрения безопасности.

Значительное количество исков муниципальных органов власти о выселении нанимателей и членов их семей были оставлены без удовлетворения.

Так, Октябрьский районный суд г. Самары 19.04.2011 года принял решение об отказе в удовлетворении исковых требований Департамента управления имуществом г.о. Самары, заявленных к Я О.И. о выселении из жилого помещения, расположенного по адресу:, нанимателем которой является ответчик.

При этом суд установил, что указанная квартира является собственностью муниципального образования – г.о. Самара, а дом, в котором находится указанная квартира, включен в областную программу «Государственная поддержка проведения мероприятий по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на территории Самарской области на 2009-2011 года». Настаивая на исковых требованиях, представитель Департамента управления имуществом утверждал, что дом № по ул. Т признан аварийным и подлежащим сносу.

Между тем, суд установил, что решение органа местного самоуправления о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу отсутствует, следовательно, отсутствуют правовые основания для выселения ответчиков из жилого помещения.

При принятии указанного решения суд руководствовался Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 года №47, в частности пунктом 49 согласно которому на основании заключения межведомственной комиссии орган местного самоуправления принимает решение и издает распоряжение с указанием о дальнейшем использовании помещения, сроках отселения физических и юридических лиц в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции или о признании необходимости проведения ремонтно-восстановительных работ.

Принятию решения органа местного самоуправления о сносе дома, предшествует процедура признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу на основании оценки соответствия помещений и дома установленным вышеуказанным Положением требованиям. Доказательств проведения такой оценки суду представлено не было.

Другим основанием для отказа в удовлетворении требований о выселении нанимателя и членов его семьи из жилого помещения признанного непригодным для проживания является ухудшение условий проживания в предоставляемом жилом помещении.

Согласно статье 89 Жилищного Кодекса РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта. В случаях, предусмотренных федеральным законом, такое предоставляемое жилое помещение с согласия в письменной форме граждан может находиться в границах другого населенного пункта субъекта Российской Федерации, на территории которого расположено ранее занимаемое жилое помещение. В случаях, предусмотренных федеральным законом, гражданам, которые состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях или имеют право состоять на данном учете, жилые помещения предоставляются по нормам предоставления.

Если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи до выселения занимали квартиру или не менее чем две комнаты, наниматель соответственно имеет право на получение квартиры или на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат, в коммунальной квартире.

Жилое помещение, предоставляемое гражданину, выселяемому в судебном порядке, должно быть указано в решении суда о выселении.

Согласно пункту 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" суду следует проверить, отвечает ли предоставляемое выселяемым гражданам жилое помещение уровню благоустроенности жилых помещений применительно к условиям данного населенного пункта, принимая во внимание, прежде всего уровень благоустроенности жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов в этом населенном пункте, не будут ли ухудшены жилищные условия выселяемых в него граждан. При этом неблагоустроенность жилого помещения, из которого выселяется гражданин, и (или) отсутствие в нем коммунальных удобств не являются основанием для предоставления ему жилого помещения, не отвечающего требованиям статьи 89 ЖК РФ.

Необходимо учитывать, что общие требования к благоустроенности жилого помещения определены в Положении о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. N 47. Эти требования носят обязательный характер и не могут быть снижены субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями.

Так, решением Октябрьского районного суда г. Самары от 11.05.2011 года Департаменту управления имуществом г.о. Самары отказано в удовлетворении иска, заявленного к семье Г о выселении из аварийного жилого дома в связи с тем, что размер жилой площади предоставляемого жилого помещения меньше размера жилой площади помещения, которое занимают в настоящее время ответчики на 5,30 кв.м.

Суд указал, на то, что по смыслу нормы статьи 89 ЖК РФ предоставление гражданам в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними. Именно размером жилой площади, в первую очередь определяются потребительские свойства жилого помещения.

Как ухудшение условий проживания суд расценил и выселение ответчиков Х (по иску Департамента управления имуществом г.о. Самары) в жилое помещение, расположенное по адресу:, поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что в семье ответчиков имеются несовершеннолетние дети, а в поселке «Озерный» (район, где находится предоставляемая квартира) только планируется построить амбулаторию общей врачебной практики, кроме того в школах, которые находятся вблизи указанного поселка превышена предельная численность учащихся.

Октябрьским районным судом г. Самары также отказано Департаменту управления имуществом г.о. Самары в удовлетворении исковых требований заявленных к семье С о выселении, поскольку судом установлено, что С М.В. является инвалидом первой группы, может передвигаться только на костылях, находится под наблюдением у врача невролога, следовательно, ответчик нуждается в постоянном медицинском наблюдении, однако, как следует из материалов дела вблизи нахождения предоставляемого жилого помещения отсутствуют лечебные учреждения, аптеки, которые крайне необходимы для С М.В.

Клявлинским районным судом Самарской области 22 мая 2012 года рассмотрено дело по иску администрации сельского поселения Новое Усманово муниципального района Камышлинский о выселении Б Л.И. и Д М.С. с предоставлением благоустроенного жилья. В ходе судебного разбирательства судом установлено, что квартира, которой пользовались ответчики по договору социального найма имела 4 жилые комнаты и жилую площадь 56,10 кв.м. Многоквартирный дом, где находится указанное жилое помещение, признан аварийным и подлежащим сносу. Требуя выселения ответчиков, Администрация сельского поселения предложила нанимателю и членам семьи другое жилое помещение: трехкомнатную квартиру жилая площадь которого составляет 53,5 кв.м. Исходя из установленных обстоятельств, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований администрации, поскольку ответчикам предоставляется жилая площадь, имеющая худшие потребительские свойства, что приведет к ухудшению условий проживания. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения судом апелляционной инстанции, который не принял во внимание доводы представителя истца о том, что предоставляемая квартира равнозначна по общей площади квартиры, занимаемой ответчиками.

Кроме того, основанием для отказа в удовлетворении требований муниципалитета о выселении с предоставлением другого жилого помещения также является предоставление жилого помещение с худшими потребительскими свойствами и не отвечающего требованиям благоустроенности.

Так Советским районным судом г. Самары отказано в иске Департаменту управления имуществом г.о. Самары о выселении семьи Ш В.Г. из жилого помещения, занимаемого ею на основании договора социального найма. Дом, в котором находится однокомнатная квартира ответчиков, признан аварийным и подлежащим сносу. Департамент управления имуществом г.о. Самары взамен указанной квартиры предложил при выселении занять однокомнатную квартиру, расположенную по адресу:. Однако суд, установил, что в предоставляемой квартире имеются дефекты и недостатки строительных конструкций, которые хотя и являются устранимыми, однако их исправление связано с материальными затратами, сравнимыми с затратами на производство текущего ремонта квартиры, что является основанием полагать, что предлагаемая квартира имеет худшие потребительские свойства и не отвечает требованиям благоустроенности. Кроме того, основанием для отказа в удовлетворении требований о выселении послужила неравнозначность жилой площади предоставляемой взамен занимаемой (в новой квартире жилая площадь на 4 кв.м. меньше).

Судами Самарской области также были представлены дела по искам органов местного самоуправления о выселении предъявленных к гражданам, которым жилые помещения принадлежат на праве собственности.

Вопрос: возможно ли выселение собственников из жилого помещения, признанного непригодным для проживания по искам органов местного самоуправления с предоставлением другого жилого помещения?

Представляется, что оснований для выселения собственника в соответствии с положениями норма статьи 85-89 ЖК РФ не имеется, поскольку это не предусмотрено законом. Обеспечение прав собственника, при признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу осуществляется в порядке установленным статьей 32 Жилищного Кодекса РФ. При этом иное жилое помещение взамен непригодного для проживания может быть предоставлено собственнику только по соглашению собственника и органа местного самоуправления, принявшего решение о признании дом аварийным и подлежащим сносу.

Например, Администрация сельского поселения Кошки муниципального районного Кошкинский обратилась в суд с иском к П Г.В., Д А.И., А.А., М С.В. о выселении собственника и проживающих с ним членов семьи в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. В обоснование своих требований истец сослался на статьи 85,86 ЖК РФ, а также на тот факт, что ответчикам предоставлено новое жилье взамен квартиры, которая принадлежит им на праве собственности и находится в многоквартирном доме признанным аварийным. Ответчик П Г.В. обратилась в суд со встречными требованиями, просила признать недействительным договор мены, заключенный 10.03.2009 года между Комитетом по жилищно-коммунальному хозяйству и строительству Администрации муниципального района Кошкинский, согласно которому администрация имеет намерение предоставить собственникам благоустроенное жилое помещение во вновь построенном доме, взамен жилого помещения, принадлежащего ответчикам П Г.В. и Д А.А. В обоснование своих требований указала, что она не подписывала данный договор.

Суд установив, что договор мены, который оспаривает ответчик, не был подписан П Г.В., удовлетворил встречные требования и отказал в удовлетворении исковых требований Администрации сельского поселения Кошки, поскольку они не основаны на законе.

Кроме того, на обобщение были представлены следующие дела:

Ставропольский районный суд рассмотрел иски Прокурора Ставропольского района в защиту интересов граждан о прекращении права собственности на жилое помещение, предоставлении в собственность другого жилого помещения в порядке статьи 32 ЖК РФ. Требования были основаны на состоявшемся соглашении между гражданами-собственниками, чьи жилые помещения были признаны непригодными для проживания в связи со сносом жилого дома и Администрацией м.р. Ставропольский Самарской области, по которому орган местного самоуправления предоставил собственнику другое жилое помещение в обмен на принадлежащее гражданину жилое помещение. По условиям соглашения гражданин-собственник должен был доплатить разницу между ценой нового жилого помещения и выкупной ценой, с чем в последствии не согласились переселенные граждане. Ставропольский районный суд Самарской области иски удовлетворил, сославшись на согласие органа местного самоуправления и на отсутствие в действующем жилищном законодательстве нормы, обязывающей гражданина уплатить разницу между ценой ветхого жилого помещения выкупной ценой. Вынесенные решения никем по делу не оспаривались и вступили в законную силу.

Между тем, представляется необходимым при разрешении таких дел учитывать, положения части 8 статьи 32 ЖК РФ, согласно которой другое жилое помещение предоставляется взамен изымаемого с зачетом его стоимости в выкупную цену. В случае соглашения сторон о предоставлении другого жилого помещения, взамен изымаемого выкупная цена изымаемого жилого помещения определяется по правилам части 7 статьи 32 ЖК РФ с зачетом стоимости предоставляемого жилого помещения (часть 8 статьи 32 ЖК РФ). Если стоимость жилого помещения, передаваемого в собственность взамен изымаемого жилья, ниже выкупной цены изымаемого жилого помещения, то собственнику выплачивается разница между стоимостью прежнего и нового жилого помещения, а если стоимость предоставляемого жилого помещения выше выкупной цены изымаемого жилого помещения, то по соглашению сторон обязанность по оплате разницы между ними возлагается на собственника (подпункт «и» пункта 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникающих при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Таким образом, в связи с наличием большого количества аварийного жилья в настоящее время судами Самарской области рассматривается значительное количество дел по искам о признании жилого помещения непригодным для проживания, в связи с признанием многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, о признании граждан нуждающимися в жилом помещении и предоставлении жилого помещения, о выселении граждан с предоставлением другого жилого помещения.

Судебная практика идет по пути удовлетворения исков о предоставлении жилья по указанным основаниям в пользу граждан.

Судья Самарского областного суда О.И. Никонова

Пример 5

Исковое заявление о предоставлении жилья взамен аварийного

В Ярославский районный суд

Истец: _____________________________

(ФИО полностью, адрес)

Ответчик: ___________________________

(наименование наймодателя

полностью, адрес)

Третьи лица: _________________________

(ФИО полностью, адрес всех граждан,

проживающих в ветхом жилье)

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о предоставлении жилого помещения

взамен непригодного для проживания

Я являюсь нанимателем жилого помещения по адресу: _________, общей площадью _____ (указать площадь жилого помещения), на основании _________ (указать документ: договор найма, ордер). В жилом помещении проживают кроме меня также _________ (ФИО всех проживающих) на основании _________ (указать в каком качестве они проживают).

Ответчик _________ является наймодателем жилого помещения.

В ____ году жилой дом по адресу: _________ был признан аварийным и непригодным для проживания. На протяжении всего времени ответчик не принимает никаких мер по переселению меня и членов моей семьи из ветхого жилья.

В соответствии со статьей 87 Жилищного кодекса РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

В соответствии со статьей 89 Жилищного кодекса РФ, предоставляемое гражданам в связи с выселением другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 17, 31 Жилищного кодекса РФ,

Прошу:

Обязать _________ (полное наименование наймодателя) предоставить мне другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, отвечающее установленным требованиям, применительно к условиям населенного пункта _________ (наименование города, поселка), равнозначное по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению не менее ____ (общая площадь жилого помещения) и находящемуся в черте населенного пункта _________ (наименование города, поселка), включив в договор социального найма в качестве членов семьи _________ (ФИО членов семьи).

Перечень прилагаемых к заявлению документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):

Копия искового заявления

Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины

Копия договора найма (ордера на жилое помещение)

Копия акта отнесения дома к категории непригодного для проживания

Постановление администрации о признании дома непригодным для проживания

Справка о регистрации по месту жительства

Дата: «___»___________ ____ г. Подпись _______

Пример 6

Обобщение судебной практики по спорам о переселении из аварийного жилья за 2012 (1 квартал,2013г.)

Обобщение судебной практики по спорам, связанным с реализацией

гражданами жилищных прав при переселении из ветхого и аварийного жилья

за 2012 год.

Согласно плану работы Железнодорожного районного суда г.Барнаула проведено обобщение судебной практики рассмотрения судом дел по спорам, связанным с реализацией гражданами жилищных прав при переселении из ветхого и аварийного жилья.

В 2012 году Железнодорожным районным судом г. Барнаула было рассмотрено 4 дела по спорам, связанным с реализацией гражданами жилищных прав при переселении из ветхого и аварийного жилья. Из них 2 дела прекращено в связи с отказом истца от иска. По одному делу в удовлетворении исковых требований было отказано в полном объеме, еще по одному делу исковые требования были удовлетворены.

На решение Железнодорожного районного суда по делам по спорам, связанным с реализацией гражданами жилищных прав при переселении из ветхого и аварийного жилья поступили 2 апелляционные жалобы, решение было оставлено без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения, однако судебная коллегия посчитала необходимым уточнить мотивировочную и резолютивную часть решения.

Таким образом, при рассмотрении данной категории дел суд в основном правильно применяет закон, подлежащий применению, руководствуется положениями ст.ст. 14, 52, 57, 86, 87, 88, 89 Жилищного кодекса РФ, Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения не пригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 года № 47, Федеральным законом «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» от 21.07.2007 года № 185-ФЗ и Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 03.07.2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Для уточнения мотивировочной и резолютивной части решения Железнодорожного районного суда от 28 февраля 2012 года по делу по иску Бабушкина А.С., Нечаевой Н.С., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Нечаева К.С. к администрации города Барнаула, администрации Железнодорожного района г. Барнаула, Комитету жилищно-коммунального хозяйства г. Барнаула о признании права пользования жилым помещением, предоставлении жилых помещений по договорам социального найма основанием послужило то, что суд указал, что жилые помещения должны быть предоставлены истцам в Железнодорожном районе г. Барнаула, а согласно ст. 89 Жилищного кодекса РФ, предоставляемое жилое помещение должно находиться в границах населенного пункта, которым в данном случае является городской округ - г. Барнаул Алтайского края.

Внося уточнения в решение Железнодорожного районного суда г. Барнаула судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда указывает на то, что согласно ч. 1 ст. 52 Жилищного кодекса РФ жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных в данном Кодексе случаев.

Следовательно, принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях является, по общему правилу, обязательным условием для предоставления жилого помещения по договору социального найма, как из государственного, так и из муниципального жилищного фонда. При этом ведение в установленном порядке учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, возлагается на органы местного самоуправления (п. 3 ч. 1 ч. 14, п. 3 ч. 2 ст. 52 Жилищного кодекса РФ). В силу ч. 7 ст. 52 Жилищного кодекса РФ порядок ведения органом местного самоуправления учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях устанавливается законом соответствующего субъекта Российской Федерации.

Состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях имеют право указанные в ст. 49 Жилищного кодекса РФ категории граждан, которые могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях.

Между тем для отдельных категорий граждан законодатель предусмотрел возможность предоставления жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ) – при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении.

По смыслу данной нормы, предоставление таким гражданам жилых помещений по договорам социального найма вне очереди не предполагает включения их в какую-либо очередь, однако и не исключает возможность их предварительного принятия на учет качестве нуждающихся в жилых помещениях.

В силу положений п. 1 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

Порядок признания жилого помещения непригодным для проживания регламентируется Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 года № 47.

В силу п. 7 указанного Положения признание помещения жилым помещением пригодным (непригодным) для проживания граждан, а также многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции осуществляется межведомственной комиссией, создаваемой в этих целях, на основании оценки соответствия указанных помещения и дома установленным в настоящем Положении требованиям.

В соответствии со ст. 86 Жилищного кодека РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшим решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

В силу ст. 87 Жилищного кодекса РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признанно непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

В соответствии с Федеральным законом «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» от 21.07.2007 года № 158-ФЗ переселение граждан из аварийного жилищного фонда осуществляется в соответствии с жилищным законодательством. Жилое помещение, предоставляемое гражданам при переселении их в соответствии с настоящим федеральным законом из аварийного жилищного фонда, может находиться по месту их жительства в границах соответствующего населенного пункта или с согласия в письменной форме этих граждан в границах другого населенного пункта субъекта Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 89 Жилищного кодекс РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта. В случаях, предусмотренных федеральным законом, такое предоставляемое жилое помещение с согласия в письменной форме граждан может находиться в границах другого населенного пункта субъекта Российской Федерации, на территории которого расположено ранее занимаемое жилое помещение. В случаях, предусмотренных федеральным законом, гражданам, которые состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях или имеют право состоять на данном учете, жилые помещения предоставляются по нормам предоставления.

На основании указанных норм закона, учитывая то, что многоквартирный дом, в котором проживают истцы, признан аварийным и подлежащим сносу, истцы имеют право на предоставление им вне очереди по договору социального найма жилых помещений, и суд обосновано возложил обязанность на ответчиков по предоставлению жилых помещений истцам по договору найма. При этом не имеет значения тот факт, что решение о сносе аварийного дома на момент вынесения решения суда принято не было и срок отселения жильцов из аварийного дома установлен до 31.12.2014 года, учитывая, что в законе отсутствует указание на срок, в течение которого жилье должно быть предоставлено гражданам, имеющим право на его внеочередное предоставление, в связи с чем жилье указанной категории граждан должно быть предоставлено незамедлительно после возникновения права на его получения.

Вселение истцов Нечаевой Н.С., Нечаева К.С. в служебное жилое помещение, а также то, что истец Бабушкин А.С. является собственником жилого помещения, не является препятствием для предоставления им вне очереди жилого помещения по договору социального найма на основании п. 1 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ, поскольку Нечаева Н.С., Нечаев К.С. были вселены в служебное жилое помещение как члены семьи Голуба С.В., умершего в 2007 году, продолжали проживать в данном жилом помещении, и не могли быть выселены после смерти Голуба С.В. из указанного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения в силу п. 3 ч.2 ст. 103 Жилищного кодекса РФ, а Бабушкиным А.С. жилое помещение было приобретено до признания дома аварийным, подлежащим сносу.

В описанном случае положения ст. 32 Жилищного кодекса РФ не применимы, поскольку указанной статьей регулируются отношения, возникающие по поводу выкупа жилого помещения у собственника жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

Согласно ч. 10 ст. 32 Жилищного кодекса РФ признание в установленном Правительством Российской Федерации порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции является основанием предъявления органом, принявшим решение о признании такого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, к собственникам помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции в разумный срок. В случае, если данные собственники в установленный срок не осуществили снос или реконструкцию указанного дома, земельный участок, на котором расположен указанный дом, подлежит изъятию для муниципальных нужд и соответственно подлежит изъятию каждое жилое помещение в указанном доме, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию, в порядке, предусмотренном частями 1 - 3, 5 - 9 настоящей статьи.

Для применения данных норм с учетом разъяснений, содержащихся в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», необходимо установить соблюдение совокупности следующих обязательных условий, а именно: предъявлялось ли к собственникам жилых помещений требование о сносе дома в разумный срок за счет их собственных средств, изымался ли органом местного самоуправления земельный участок и каждое жилое помещение в указном доме, если собственники жилых помещений в предоставленный им срок не осуществили снос или реконструкцию многоквартирного дома.

Поскольку из материалов дела не усматривается, что указанные действия органом местного самоуправления производились, у суда отсутствовали основания для применения к спорным правоотношениям ст. 32 Жилищного кодекса РФ.

В силу ч. 1 ст. 57 Жилищного кодекса РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

При этом законом возможность признания гражданина нуждающимся в получении жилого помещения не связана с конкретным правом, на котором ему принадлежит (или ранее принадлежало) жилое помещение, а потому нуждающимся по смыслу приведенных норм законодательства, может быть признан не только наниматель по договору социального найма, но и собственник аварийного, подлежащего сносу жилого помещения.

В силу п. 1 ч.2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ право гражданина на внеочередное предоставление жилья не поставлено в зависимость от наличия или отсутствия иных лиц, имеющих право на получении жилой площади вне очереди, от обеспечения жильем других очередников, от времени постановки на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, от включения в список граждан, имеющих право на получение жилого помещения вне очереди (список внеочереднков), тем более - от времени включения в список внеочередников. Нет в данной статье и указания на предоставление жиля в порядке очередности лиц равной категории.

Законодатель предусмотрел возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма вне очередном порядке при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (ч. 1 ст. 49, ч. 1 ст. 52 Жилищного кодекса РФ).

Суд, принимая решение об удовлетворении исковых требований на основании того, что истцы не имеют в собственности жилые помещения и жилые помещения им не предоставлены по договорам социального найма, то есть их нуждаемость в предоставлении жилого помещения была объективно подтверждена, не дал оценки тому, являются ли они при этом малоимущими гражданами.

Однако согласно Обзору судебной практике Верховного суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года, утвержденному Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2012 года предоставление жилого помещения по договору социального найма в связи со сносом дома следует отличать от предоставления жилого помещения по договору социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях (ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации).

В связи с этим площадь жилого помещения, находящегося в собственности гражданина, подлежит учету при определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма, только в случае предоставления жилого помещения по договору социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

При выселении нанимателя жилого помещения в порядке ст. 86, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации жилая площадь, принадлежащая ему на праве собственности, учету не подлежит.

Решением Железнодорожного районного суда г. Барнаула исковые требования Тарасова А.В., Тарасовой Е.Б., действующих в своих интересах и интересах несовершеннолетней Тарасовой А.А. к Администрации Железнодорожного района г.Барнаула, Администрации г.Барнаула о предоставлении жилого помещения вне очереди оставлены без удовлетворения.

Встречные исковые требования Администрации Железнодорожного района г.Барнаула удовлетворены, Тарасов А.В., Тарасова Е.Б., Тарасова А.А. выселены из квартиры № 21 дома № 4 по ул.Минская в г.Барнауле с предоставлением другого жилого помещения – квартиры № 77 в доме № 24Б по ул.Гоголя в г.Барнауле, общей площадью 27,6 кв.м., жилой площадью 25,5 кв.м..

В данном случае, суд обоснованно отказал истцам по первоначальному иску в удовлетворении требований о предоставлении им в связи признанием дома аварийным вне очереди другого благоустроенного жилого помещения, площадью не менее 42 кв.м., состоящего не менее чем из двух комнат, отвечающего санитарным и техническим требованиям, находящегося в черте г.Барнаула.

Согласно ст. 86 Жилищного кодекса Российской Федерации, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

В соответствии с Федеральным законом «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» от 21.07.2007 года № 185-ФЗ переселение граждан из аварийного жилищного фонда осуществляется в соответствии с жилищным законодательством. Жилое помещение, предоставляемое гражданам при переселении их в соответствии с настоящим Федеральным законом из аварийного жилищного фонда, может находиться по месту их жительства в границах соответствующего населенного пункта или с согласия в письменной форме этих граждан в границах другого населенного пункта субъекта РФ.

Согласно ст. 87 Жилищного кодекса Российской Федерации, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

В соответствии с положениями ст. 89 Жилищного кодекса Российской Федерации предоставляемое гражданам в таком случае жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта. Кроме того, наниматель имеет право на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат, что и жилое помещение, признанное непригодным для проживания.

Иных требований к жилому помещению, предоставляемому гражданам в соответствии со ст.ст. 87, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, законодателем не установлено.

На основании постановления администрации Железнодорожного района г.Барнаула от 07.06.2012 года № 1116 Тарасовой Е.Б. предоставлена по договору социального найма в доме № 24б по ул.Гоголя однокомнатная квартира № 77 общей площадью 27,60 кв.м. взамен занимаемого жилого помещения № 21 общей площадью 20,10 кв.м., расположенного в аварийном и подлежащем сносу доме № 4 по ул.Минской на состав семьи 3 человека: муж-Тарасов А.В. и дочь - Тарасова А.А..

В силу п. 20 Положения «О признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. N 47, объемно-планировочное решение жилых помещений и их расположение в многоквартирном доме, минимальная площадь комнат и помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилых помещениях (кроме прихожей и коридора), должны обеспечивать возможность размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования с учетом требований эргономики (максимально эффективное размещение).

Поскольку жилое помещение предоставляется гражданам не в связи с улучшением жилищных условий, а в связи со сносом дома непригодным к эксплуатации, то предоставляемое жилье должно быть равнозначным ранее занимаемому жилому помещению, без учета обстоятельств, влияющих на улучшение жилищных условий. При этом граждане, которым предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях (ст. 55 Жилищного кодекса Российской Федерации).

С учетом вышеперечисленных норм закона, принимая во внимание, что общая площадь предоставляемой квартиры 27,6 кв.м. превышает общую площадь ранее занимаемого жилья 20,10 кв.м., в предоставляемой квартире имеются две жилые комнаты и санузел взамен одной жилой комнаты, квартира предоставляется Тарасовой Е.Б. на состав семьи три человека взамен комнаты общей площадью 20,10 кв.м. где количество проживающих составляло четыре человека, суд обоснованно пришел к выводу о том, что предоставляемая квартира по смыслу ст. 89 Жилищного кодекса Российской Федерации является равнозначной по общей площади ранее занимаемому истцами жилому помещению, благоустроенной применительно к условиям г. Барнаула, отвечает установленным требованиям и находится в границах данного населенного пункта, не ухудшает условия их проживания.

Подводя итоги настоящего обобщения при рассмотрении дел указанной категории судьям Железнодорожного районного суда г. Барнаула следует:

проводить надлежащую подготовку по делу;

максимально точно определять обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дел, указанной категории.

Судья О.В. Филиппова

пример 7

Обзор судебной практики применения судами Камчатской области Жилищного Кодекса Р.Ф. при рассмотрении гражданских дел после 1 марта 2005 года

О Б З О Р

судебной практики применения судами Камчатской области

Жилищного кодекса Российской Федерации при рассмотрении

гражданских дел после 1 марта 2005 года

Обобщение проведено в соответствии с планом работы Камчатского областного суда на второе полугодие 2005 года.

В ходе обобщения истребованы из районных (городских) судов области и изучены 304 гражданских дела, вытекающих из жилищных правоотношений и рассмотренных судами области после 1 марта 2005 года.

Из них рассмотрено:

Петропавловск-Камчатским городским судом – 202;

Елизовским районным судом – 21;

Вилючинским городским судом – 40;

Мильковским районным судом – 6;

Усть-Большерецким районным судом – 3;

Усть-Камчатским районным судом – 17;

Быстринским районным судом – 15.

В ходе обобщения получены и проанализированы статистические данные по делам данной категории за указанный период, где из 304 дел рассмотрены с вынесением решения 263 дела, производство по 39 делам прекращено в связи с отказом от исковых требований, 2 дела оставлены без рассмотрения (статистические данные приобщены к настоящему обзору).

В кассационном порядке за этот же период было обжаловано 87 решений, 10 из которых отменены. В надзорном порядке было отменено 4 решения из 41 поступивших.

Изучение материалов дела показало, что судьи рассматривают дела этой категории в основном правильно, но, в связи с введением в действие с 1 марта 2005 года нового Жилищного кодекса Российской Федерации, в правоприменительной практике судов Камчатской области возникли разногласия по поводу правильности определения правоотношений, а отсюда и определения юридически значимых обстоятельств при рассмотрении дел этой категории, что, в конечном счете, приводило к отмене судебных постановлений.

Кроме того, у судей области имеются неясные и спорные вопросы, отдельные из которых, а также ответы на них, согласованные с Верховным Судом Российской Федерации, приводятся в настоящем обзоре.

В силу ст. 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Органы государственной власти и органы местного само­управления поощряют жилищное строительство, создают ус­ловия для осуществления права на жилище.

Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, ну­ждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

Таким образом, названная статья закрепляет право на жилище – одно из самых необ­ходимых жизненных благ. Наличие надлежащего жилья являет­ся показателем нормального жизненного уровня людей в любом государстве. Ранее действующая Конституция закрепляла монополию государственного жилищного фонда, строительст­во индивидуального жилья не поощрялось. Положения же новой Конституции направлены на возникновение частной собствен­ности жилья граждан, их объединений, что в свою очередь приве­ло к рынку жилья. Многие люди самостоятельно покупают или строят жилье как в городе, так и на селе, не надеясь судебная практика признание жилого дома аварийным на государ­ство. Это становится нормой нашего времени. Но в отношении малоимущих сохраняется прежний порядок предоставления жилья за счет государственного и муниципального жилищных фондов, т.е. на условиях найма, без оплаты на строительство.

Никто не может произвольно лишен жилища, нарушение это­го права обжалуется в суд. Основания и порядок выселения граждан из занимаемого ими жилого помещения строго опре­делены законом.

Правовой режим собственности в отношении жилых помещений в новом Жилищном кодексе РФ устанавливает достаточно широ­кий перечень прав собственника. Однако эти права имеют опре­деленные рамки.

Статья 30 ЖК РФ предоставляет собственнику права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом в соответствии с его назначением и пре­делами его использования, в том чис­ле право предоставить его во владе­ние и (или) пользование гражданину и юридическому лицу на основании гражданско-правовых сделок.

Основания для приобретения права пользования жилым помещением чле­нами семьи собственника практичес­ки полностью перешли в новый Ко­декс из ЖК РСФСР, но при этом возникновение этого права законода­тель ставит в зависимость от возник­новения либо прекращения семей­ных отношений между собственни­ком и вселяемыми им жильцами. А вот порядок прекращения права пользования жилым помещением для тех жильцов, с которыми прекраще­ны семейные отношения с собствен­ником (главным образом - супружес­кие) принципиально отличается от существовавшего ранее.

В соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных от­ношений с собственником жилого по­мещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Однако данная норма имеет доволь­но условный характер, поскольку со­держит большое количество огово­рок. Так, если у бывшего члена семьи собственника отсутствуют основания для приобретения или осуществле­ния права пользования иным жилым помещением, а также если имуще­ственное положение бывшего члена семьи и другие заслуживающие вни­мание обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жи­лым помещением, принадлежащим собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на опре­деленный срок на основании реше­ния суда.

Другими словами, если бывший суп­руг не состоит на учете нуждающих­ся в улучшении жилищных условий, в связи с чем ему не может быть предоставлено отдельное жилое по­мещение по договору социального найма, кроме того, у бывшего супруга отсутствуют денежные средства, да­ющие ему возможность приобрести жилое помещение по договору купли-прода­жи либо на основании иной гражданско-пра­вовой сделки, такой бывший супруг вправе обратиться в суд с тре­бованием о признании права пользования жи­лым помещением, при­надлежащим другому супругу, на определен­ный срок.

При разрешении спо­ра о сохранении права пользования на определенный срок суду следует учитывать все заслуживающие внимание обстоя­тельства. При этом закон не указыва­ет, какие конкретно обстоятельства являются определяющими. Можно предположить, что на практике при, разрешении дел данной категории, необходимо руководствоваться тра­диционным перечнем заслуживающих внимание обстоятельств: состояние здоровья, возраст, характеристика жилого помещения, удаленность от места работы, места учебы либо медицинских учреждений и т. п.

В случае установления судебным решением бывшему члену семьи сро­ка пользования жилой площадью соб­ственника, за ним сохраняются все права и обязанности, возникшие до прекращения семейных отношений, а по окончании установленного судом срока бывший член семьи собствен­ника может быть выселен из занимае­мого жилого помещения в судебном порядке.

Законодатель предусмотрел опре­деленные преимущества для бывших членов семьи собственника, перед которыми собственник несет алимен­тные обязательства: по их требова­нию решением суда на собственника может быть возложена обязанность обеспечить данных лиц иным жилым помещением. К примеру, если развод оформляется супругами, один из ко­торых - собственник жилого помеще­ния является трудоспособным, а суп­руг, подлежащий выселению, - не­трудоспособным и в его пользу с тру­доспособного супруга взыскиваются алименты - нетрудоспособный суп­руг вправе в судебном порядке требо­вать об обязании собственника пре­доставить ему другое жилое поме­щение.

На первый взгляд, приведенные нормы направлены исключительно на максимальную защиту бывших чле­нов семьи и ущемляют права соб­ственника. Однако ст. 31 ЖК РФ со­держит правило, которое является своего рода защитой против возмож­ных злоупотреблений со стороны выселяемых бывших членов семьи. Так, согласно п. 5 ст. 31 ЖК РФ, до истечения установленного судом сро­ка, в течение которого сохраняется право пользования жилым помеще­нием бывшего члена семьи собствен­ника, такое право может быть пре­кращено одновременно с прекраще­нием права собственности на данное жилое помещение или если отпали обстоятельства, послужившие осно­ванием для сохранения такого права, на основании решения суда.

Как это будет выглядеть на прак­тике? Допустим, на основании всту­пившего в законную силу решения суда бывший супруг сохраняет за собой на срок 3 месяца право пользо­вания площадью, принадлежащей на праве собственности другому бывше­му супругу. Через месяц после вступ­ления решения суда в законную силу собственник продает свою квартиру другому лицу - и право собственнос­ти бывшего члена семьи прекращает­ся одновременно с регистрацией до­говора купли-продажи жилого поме­щения.

В связи с изложенным у судей возникает вопрос: какой минимально и максимально возможный срок сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника жилого помещения может в соответствии с частью 4 статьи 31 ЖК РФ определить суд?

Возможно ли повторное продление истекшего установленного срока по обращению в суд заинтересованного лица с заявлением о сохранении за ним права временного пользования жилым помещением? Возможно ли сокращение этого срока по требованию собственника жилого помещения при наличии к тому оснований?

Ответ: часть 4 статьи 31 ЖК РФ предусматривает, что, при наличии определенных обстоятельств, право пользования жилым помещением, принадлежащим собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

При определении срока, на который за бывшим членом семьи может быть сохранено право пользования жилым помещением, суд должен исходить из конкретных обстоятельств по каждому делу, учитывая, в том числе и основания, которые предусмотрены в указанной статье.

По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений части 4 указанной статьи, право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Статья 31 ЖК РФ не содержит запрета на повторное обращение в суд за продлением установленного решением суда срока, на который за бывшим членом семьи может быть сохранено право пользования жилым помещением.

Следовательно, при наличии обстоятельств, которые не позволяют бывшему члену семьи собственника жилого помещения обеспечить себя иным жилым помещением, суд может продлить указанный срок.

Из части 5 статьи 31 ЖК РФ следует, что право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника может быть прекращено по требованию собственника до истечения срока, указанного в судебном решении, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права.

В развитие названных правовых норм весьма показателен пример из судебной практики по делу по иску Ф. к С. о выселении.

Так, Ф. обратился в суд к С. с иском о выселении, ссылаясь на то, что он имеет на праве собственности квартиру 1, дома 14 по Орбитальному проезду в г. Петропавловске-Камчатском. С 14.11.1997 года в указанной квартире прописана его дочь С.. В указанное время он проживал совместно с женой Ф.Т.М. в её квартире 9 по ул. Циолковского, д. 31 в г. Петропавловске-Камчатском. После расторжения брака с Ф.Т.М., он в 2003 году был вынужден выехать из её квартиры. В настоящее время проживает в нежилом помещении, так как дочь препятствует его проживанию в принадлежащей ему на праве собственности квартире, несмотря на решение Петропавловск-Камчатского городского суда от 12.07.2004 года о его вселении в спорную квартиру.

В судебном заседании истец и его представитель Подкорытов С.П. поддержали исковые требования в полном объеме, по изложенным основаниям.

С. и её представитель Гладкова И.П. иск не признали, поскольку полагали, что ответчица не может быть выселена из спорной квартиры.

Рассмотрев дело, суд постановил решение, которым исковые требования Ф. к С. о выселении удовлетворил.

Сохранив за С. право пользования жилым помещением, расположенным в г. Петропавловске-Камчатском, по ул. Орбитальный проезд, дом 14, квартира 1, на срок до 01 июля 2005 года указал, что по истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда С. подлежит выселению из жилого помещения, расположенного в г. Петропавловске-Камчатском, по ул. Орбитальный проезд, дом 14, квартира 1.

Не соглашаясь с таким решением, С., ее представитель Гладкова И.П. обратились с кассационной жалобой, а прокурор г. Петропавловска-Камчатского – с кассационным представлением, в которых поставили вопрос об отмене решения суда.

При этом высказали аналогичную позицию о том, что суд неправильно применил нормы материального и нарушил нормы процессуального права. Считают, что суд неверно определил статус ответчицы как бывшего члена семьи собственника жилого помещения, а также самостоятельно изменил основания выселения ответчицы из занимаемого жилого помещения.

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского областного суда, оставляя решение суда без изменения, а кассационную жалобу и кассационное представление прокурора – без удовлетворения, указала следующее.

В силу ст. 288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением.

Согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения, право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

Как установлено судом первой инстанции, квартира 1, дома 14 по Орбитальному проезду в г. Петропавловске-Камчатском принадлежит на праве собственности Ф., что подтверждается копией свидетельства о государственной регистрации права.

В указанной квартире с ноября 1997 года зарегистрирована и проживает его совершеннолетняя дочь С., которая вступила в брак в 1999 году. Проживая отдельно от истца и имея свою семью, ответчица, соответственно, прекратила семейные отношения с истцом, проживающим со своей женой Ф.Т.М. по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, ул. Циолковского, д. 31, кв. 9, которая была приватизирована его женой и двумя дочерьми, в том числе ответчицей по данному делу. Ответчица в октябре 2004 года распорядилась своей долей, подарив её матери.

Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об обоснованности исковых требований Ф., поскольку С., проживающая и зарегистрированная в спорной квартире как член семьи собственника, прекратила семейные отношения с собственником жилого помещения.

Указанный вывод в решении суда мотивирован, соответствует обстоятельствам дела, и оснований не согласиться с ним у судебной коллегии не имеется.

Оценка доказательств подробно изложена в решении и произведена судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Довод кассационной жалобы о том, что суд должен был привлечь к участию в деле органы опеки и попечительства, так как у ответчицы на иждивении находится несовершеннолетний ребенок, не основан на законе.

Довод кассационного представления о том, что суд вышел за пределы исковых требований, изменив основания выселения ответчицы из занимаемого жилого помещения, являются необоснованными, поскольку суд рассмотрел дело по заявленным истцом требованиям.

Следует отметить и то, что принципиальные изменения вне­сены в порядок отселения собствен­ников из жилых помещений в связи с изъятием соответствующих земель­ных участков для государственных и муниципальных нужд, в том числе при сносе аварийных жилых домов. Новый ЖК РФ устанавливает специ­альную процедуру отселения, при которой собственник должен быть уведомлен в письменной форме не менее чем за год до предстоящего изъятия принадлежащего ему жило­го помещения о принятом органом государственной власти или органом местного самоуправления решении об изъятии площади, а также о дате регистрации такого решения в орга­не, осуществляющем государствен­ную регистрацию прав на недвижи­мое имущество и сделок с ним. Изъятие жилого помеще­ния у собственника будет осуществ­ляться путем выкупа. При этом п.п. 6, 7 ст. 32 ЖК РФ говорят о том, что условия выкупа жилых помещений должны определяться в каждом конкретном случае путем заключения соглашения между собственником жилого помещения и соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации либо муни­ципальным образованием, в зависи­мости от того, для чьих нужд изыма­ется земельный участок. В такие со­глашения в обязательном порядке включаются условия об определе­нии выкупной цены жилого помеще­ния, которая включает в себя рыноч­ную стоимость жилого помещения (будет определяться специальными организациями, имеющими лицензию на данный вид деятельности) плюс убытки, которые собственник по­несет в связи с изменением места проживания, переездом, поиском дру­гого жилого помещения, оформлением права собственности на него, дос­рочным прекращением всех обяза­тельств перед третьими лицами, включая упущенную выгоду.

В настоящий момент порядок зак­лючения таких соглашений не опре­делен, но очевидно, что процедура отселения собственников станет до­вольно сложной, длительной и при отсутствии четко отлаженного меха­низма, который должен быть отрегу­лирован на уровне нормативных ак­тов субъектов РФ, повлечет много вопросов, связанных с возможностью защиты прав владельцев жилых по­мещений. До момента урегулирования механизма отселения видится возможным использовать процедуру выселения собственников путем пре­доставления других благоустроенных жилых помещений. Такая возмож­ность предусмотрена п. 8 ст. 32 ЖК РФ, в соответствии с которым по со­глашению сторон собственнику мо­жет быть предоставлено другое жи­лое помещение взамен изымаемого с условием зачета его стоимости в вы­купную цену. В настоящее время та­кой порядок является более эффек­тивным и в большей степени гаранти­рующим собственнику обеспеченность жильем. Как данные проблемы будут разрешаться на практике – решать субъектам РФ.

Но уже сейчас возникают вопросы, в частности, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшим решение о сносе такого дома, предоставляются иные благоустроенные жилые помещения по договору социального найма. Если часть жилых помещений в подлежащем сносу доме принадлежит гражданам на праве собственности, предоставляются ли им какие-либо жилые помещения и на каких условиях?

Ответ: статья 32 ЖК РФ определяет порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

Частью 1 данной статьи установлено, что жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа.

Выкупная цена жилого помещения, сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником жилого помещения. Соглашение включает в себя обязательство Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования уплатить выкупную цену за изымаемое жилое помещение (часть 6 статьи 32 ЖК РФ).

Порядок определения выкупной цены жилого помещения установлен частью 7 статьи 32 ЖК РФ. В нее включается рыночная стоимость жилого помещения, а также все убытки, причиненные собственнику жилого помещения его изъятием, включая убытки, которые он несет в связи с изменением места проживания, временным пользованием иным жилым помещением до приобретения в собственность другого жилого помещения (в случае, если указанным в части 6 настоящей статьи соглашением не предусмотрено сохранение права пользования изымаемым жилым помещением до приобретения в собственность другого жилого помещения), переездом, поиском другого жилого помещения для приобретения права собственности на него, оформлением права собственности на другое жилое помещение, досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.

По соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену (часть 8 статьи 32 ЖК РФ).

Однако изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд является лишь одним из оснований для сноса жилого дома.

Жилищный кодекс РФ не регулирует порядок возмещения собственнику расходов при изъятии жилого помещения в иных случаях, например, при признании дома аварийным и подлежащим сносу.

В соответствии с частью 1 статьи 7 Жилищного кодекса РФ в случаях, если жилищные отношения не урегулированы жилищным законодательством или соглашением участников таких отношений, и при отсутствии норм гражданского или иного законодательства, прямо регулирующих такие отношения, к ним, если это не противоречит их существу, применяется жилищное законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Исходя из этого, при определении порядка обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при сносе дома по основаниям, установленным Жилищным кодексом РФ следует руководствоваться положениями статьи 32 ЖК РФ.

Применение аналогии к данным правоотношениям подтверждается также и статьей 13.4 ЖК РФ, которая устанавливает порядок обеспечения членов жилищного кооператива жилыми помещениями в связи со сносом дома. Данная норма предусматривает, что в случае сноса дома по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, к выселяемым из него членам жилищного кооператива и проживающим совместно с ними членам их семей применяются правила, установленные статьями 32 и 86 ЖК РФ.

Следовательно, если часть жилых помещений в подлежащем сносу доме принадлежит гражданам на праве собственности, то при изъятии у собственника жилого помещения и решении вопроса о предоставлении собственнику иного жилого помещения следует руководствоваться положениями статьи 32 ЖК РФ, то есть жилое помещение может быть изъято у собственника либо путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Из числа поступивших дел отсутствуют дела по искам, связанным с изъятием жилого помещения у собственника.

Часть 4 статьи 31 ЖК РФ предусматривает, что в случае пре­кращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собствен­ника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено со­глашением между собственником и бывшим членом его семьи. Право пользо­вания жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи при наличии обстоятельств, ука­занных в названной статье, на определенный срок на основании решения суда.

По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений части 4 статьи 31 ЖК РФ, со­ответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи (ч. 5 ст. 31 ЖК РФ).

Следовательно, закон связывает прекращение права пользования жилым помещением у бывшего члена семьи собственника только с расторжением брака или признанием брака недействительным, то есть с прекращением се­мейных отношений. Прекращение права пользования жилым помещением яв­ляется основанием для выселения бывшего члена семьи собственника из за­нимаемого им жилого помещения собственника.

Статья 19 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» устанавливает, что действие положений части 4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при усло­вии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизиро­вавшим, если иное не установлено законом или договором.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собст­венника прекращается независимо от его фактического нахождения в спорном жилом помещении и (или) не внесением платы за жилое помещение и комму­нальные услуги. Бывший член семьи собственника не может быть выселен при наличии условий, предусмотренных статьей 19 Федерального закона от 29.12.2004 года № 189-ФЗ.

Следуя названным положениям, судебная коллегия по гражданским делам Камчатского областного суда, рассмотрев дело по кассационной жалобе П.А.В. на решение Елизовского районного суда Камчатской области от 20 июля 2005 года, установила следующее.

П.Л.Г. в интересах несовершеннолетнего сына П.И.А., а также П.Т.А., П.А.А., С.P.P. обратились в суд с иском к П.А.В. о признании его утратившим право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: г. Елизово Камчатской области, ул. Ключевская, д. 3, кв. 37. В обоснование иска ссылались на то, что на основании договора приватизации от 7 мая 1998 года, указанная квартира является их общей долевой собственностью. Ответчик, с которым П.Л.Г. расторгла брак в июле 1999 года, права собственности на квартиру не приобрел, но продолжает проживать в ней и быть зарегистрированным по месту жительства. В июле 2003 года из-за частых скандалов между ответчиком и П.Л.Г. они временно сменили место жительства. В настоящее время от­ветчик в спорную квартиру их не пускает, заменил замок на входной двери. Полагали, что после прекращения семейных отношений с ответчиком и в ви­ду того, что он не является членом их семьи, его право пользования спорной квартирой не сохраняется. Просили суд обязать его сняться с регистрацион­ного учета.

В судебном заседании законный представитель несовершеннолетнего П.И.А. – П.Л.Г. и П.А.А. исковые требования под­держали по основаниям, указанным в заявлении.

Истцы П.Т.А. и С.P.P. в судебном заседании не участво­вали.

Ответчик П.А.В. против иска возражал, пояснил, что спорная квартира была предоставлена ему на состав семьи с учетом жены П.Л.Г. и детей в 1993 году, в ней он зарегистрирован и имеет право проживать. О том, что в 1998 году квартира на условиях приватизации передана в собст­венность П.Л.Г. и детей, ему стало известно лишь в ходе рассмотре­ния судом данного дела. Полагал, что приватизация квартиры произведена незаконно, без учета его права пользования ею, в связи с чем просил в удов­летворении иска отказать.

Представитель третьего лица органа опеки и попечительства Воробь­ева Р.И. с исковыми требованиями согласилась, полагала, что при удовлетво­рении иска будут защищены интересы несовершеннолетнего ребенка П.И.А..

Рассмотрев дело, суд постановил решение, которым иск П.Л.Г. в интересах несовершеннолетнего П.И.А., П.А.А., С.Р.Р. удовлетворил.

Признал П.А.В. утратившим право пользования жилым помещением, расположенным по адресу г. Елизово Камчатской об­ласти, ул. Ключевская, д. 3, кв. 37.

Обязал П.А.В. сняться с регистрационного учета по квартире, распо­ложенной в г. Елизово Камчатской области, ул. Клю­чевская, д. 3, кв. 37 в срок по 31 августа 2005 года.

Не соглашаясь с таким решением суда, в кассационной жалобе П.А.В. просил его отменить, дело передать на новое рассмотрение. Указывая на то, что судом нарушены нормы материального и процессуального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Согласно пунктам 1, 4 статьи 362 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда в кассационном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение или неправильное применение норм материального права.

В соответствии с частью 1 статьи 40 Конституции РФ каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен жилища. Анало­гичное положение установлено в части 4 статьи 3 ЖК РФ, введенного в дей­ствие с 1 марта 2005 года: никто не может быть выселен из жилища или ог­раничен в праве пользования жилищем иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законом.

Из материалов дела следует, что П.А.В. являлся нанимателем квартиры 37 в доме 3 по ул. Ключевской в г. Елизово Камчатской области, проживал в ней на основании договора социального найма и зарегистрирован со 2 декабря 1993 года (л.д. 15). Истцы по делу, а также законный представитель несовершеннолетнего П.И.А. – П.Л.Г., занимали спор­ную квартиру и были зарегистрированы в ней в качестве членов семьи нани­мателя.

На основании договора приватизации жилого помещения от 7 мая 1998 года данная квартира была передана в общую долевую собственность П.Л.Г., П.А.А., П.Т.А., П.И.А. и С.P.P. в равных долях. Ответчик право собственности на квартиру в результате её приватизации не приобрел (л.д. 17).

Разрешая данное дело, суд пришел к выводу, что ответчик вселен в спорное жилое помещение и зарегистрирован в нем как член семьи собствен­ника, а также, что в основе его права пользования спорной квартирой нахо­дились его семейные отношения с собственником этой квартиры – П.Л.Г., и после прекращения семейных отношений с ней в связи с расторжени­ем их брака в июле 1999 года, прекратилось его право пользования кварти­рой.

При этом суд руководствовался положением части 4 статьи 31 ЖК РФ, согласно которой в случае прекращения семейных отношений с собст­венником жилого помещения право пользования данным жилым помещени­ем за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не со­храняется, если иное не установлено соглашением между собственником бывшим членом его семьи.

Однако указанный вывод суда основан на неправильном применении норм материального права, сделан без учета фактических обстоятельств дела.

Статьей 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» преду­смотрено, что действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизирован­ного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели право пользования этим помеще­нием с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Неправильно определив юридически значимые обстоятельства, суд оставил без внимания то, что П.А.В. с 1993 года являлся нанимате­лем спорной квартиры и в момент её приватизации обладал правом пользо­вания ею, поскольку проживал и был зарегистрирован в ней по месту жи­тельства, утратившим право пользования спорным жилым помещением до его приватизации в установленном законом порядке признан не был. Эти факты подтверждаются данными поквартирной карточки, объяснениями сто­рон в судебном заседании, следуют из текста искового заявления.

Нельзя признать правильным и вывод суда о том, что в результате расторжения брака между П.Л.Г. и П.А.В. у последнего пре­кратились семейные отношения с его детьми.

Расторжение брака между родителями, имеющими совместных детей, само по себе безусловным основанием для прекращения семейных отношений между расторгшими брак родителями и их детьми не является. Данных же о том, что после расторжения брака у П.А.В. прекратились семей­ные отношения с его детьми – П.А.А., П.Т.А. - истцами по делу, и тем более с несовершеннолетним П.И.А., в интересах кото­рого предъявлен иск П.Л.Г., материалы дела не содержат. Сама же П.Л.Г. материальным истцом по делу не является.

Таким образом, допущенные судом первой инстанции нарушения закона привели к неправильному разрешению дела, нарушению права ответчика на жилище, и поэтому явились основанием для отмены решения.

В тоже время, учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для де­ла, установлены на основании имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия сочла возможным, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, принять своё решение, которым в удовлетворении ис­ковых требований к П.А.В. о признании его утратившим право поль­зования спорной квартирой и понуждении его сняться с регистрационного учета отказала за необоснованностью.

Изучение дел показало, что, в связи с введением в действие нового Жилищного кодекса, у судей возникают неясные и спорные вопросы, которые по разному решаются отдельными судьями, что, в целом, не способствует единству правоприменительной практики.

Наиболее частые ошибки допускаются при рассмотрении дел по искам собственников жилых помещений о выселении бывших членов своей семьи.

Весьма показательны в этом плане два дела, нашедшие свое окончательное разрешение в президиуме Камчатского областного суда. Так, З.Д.К. обратился в Петропавловск-Камчатский городской суд с иском к З.Д.Д., З.К.М. о признании их утратившими право пользования жилым помещением и выселении из жилого помещения вместе с несовершеннолетним ребенком, ссылаясь на то, что с 1994 года он является собственником квартиры 17, расположенной в доме 14 по ул. Бохняка в г.Петропавловске-Камчатском, на основании договора приватизации. В 1997 году вселил в спорную квартиру своего сына З.Д.Д.. В 2002 году зарегистрировал по указанному адресу невестку З.К.М. с несовершеннолетней дочерью Полиной с целью их проживания. В 2004 году брак между его сыном З.Д.Д. и невесткой З.К.М. был расторгнут. В настоящее время он намерен продать спорную квартиру и приобрести другое жилье на материке, что не может сделать без выселения ответчиков из квартиры и снятия их с регистрационного учета.

Рассмотрев дело, суд постановил решение, которым в удовлетворении исковых требований З.Д.К. к З.Д.Д. и З.К.М. отказал за необоснованностью.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Не соглашаясь с таким решением суда, представитель З.Д.К., действующий на основании доверенности с полным объемом прав стороны в процессе, обратился с надзорной жалобой в президиум областного суда, указав, что суд неправильно применил нормы материального права и определил обстоятельства, имеющие значение для дела, в связи с чем не­верно пришел к выводу о наличии между сторонами договора найма.

Обсудив доводы надзорной жалобы, и проверив материалы дела, президиум нашел решение Петропавловск-Камчатского городского суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 288 ГК РФ и ст. 30 ЖК РФ собственник жилого по­мещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадле­жащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Может ис­пользовать его для личного проживания и проживания членов своей семьи, а мо­жет сдавать жилое помещение гражданам для проживания на основании догово­ра.

В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких на­рушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Из материалов дела усматривается, что истец З.Д.К. является собст­венником жилого помещения, расположенного в г.Петропавловске-Камчатском по ул. Бохняка, дом 14, кв. 17, на основании договора приватизации от 5 января 1994 года (л.д. 7). В 1997 году З.Д.К. предоставил спорное жилое помеще­ние в пользование своему сыну З.Д.Д. и дал согласие на его регистрацию по месту жительства (л.д. 9). В 1998 году ответчик З.Д.Д. зарегистрировал брак с И.К.М. (после брака З.К.М.), с которой стал проживать одной семьей в спорной квартире (л.д. 11). В 2001 году у них родилась дочь Полина, в 2002 году истец дал согласие на регистрацию невестки и внучки по месту их проживания на спорной жилой площади (л.д. 9). В 2004 году брак между ответ­чиками был расторгнут, и ответчица вместе с несовершеннолетней дочерью вы­ехала из спорной жилой площади в квартиру своих родителей (л.д. 10, 11). Сам истец З.Д.К. проживает в пос. Ахтарский Краснодарского края, где зареги­стрирован с 1996 года (л.д. 12 – 13).

Судом установлено, что на момент рассмотрения дела в суде на спорной жилой площади зарегистрированы ответчики З.Д.Д., З.К.М. и их не­совершеннолетняя дочь Полина. Проживает в данной квартире только З.Д.Д.

Отказывая в удовлетворении исковых требований З.Д.К., суд исхо­дил из того, что истец добровольно предоставил спорное жилое помещение в пользование ответчикам, которые не являлись членами его семьи, в связи с чем между ними фактически сложились договорные отношения найма жилого помещения на срок не менее 5 лет.

Однако с такими выводами суда согласиться нельзя по следующим основа­ниям.

На момент вселения ответчиков в спорное жилое помещение действовали нормы Жилищного кодекса РСФСР.

Согласно ст. 127 ЖК РСФСР граждане, имевшие в личной собственности квартиру, пользовались этим жилым помещением для личного проживания и проживания членов своей семьи. Они вправе были вселять в квартиру других граждан, а также сдавать квартиру в наем.

Члены семьи собственника квартиры, к которым в силу ст. 53 ЖК РСФСР относились супруг собственника квартиры, их дети, родители, а также другие родственники, проживающие совместно с собственником и ведущие с ним совме­стное хозяйство, вправе были пользоваться жилой площадью наравне с собствен­ником, если при их вселении не было оговорено иное.

Как усматривается из материалов дела, истец вселил и дал согласие на ре­гистрацию на спорной жилой площади З.Д.Д., приходящегося ему сыном, что в силу указанной выше нормы закона признавалось как вселение члена семьи собственника (л.д. 9). Данные о том, что ответчик был вселен в спорную квартиру в качестве нанимателя, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, вывод суда о том, что в момент вселения в спорное жилое помещение З.Д.Д. не являлся членом семьи истца нельзя признать пра­вильным.

Неверным является и вывод суда о том, что сложившиеся между истцом и З.К.М. правоотношения регулируются договором найма.

Из материалов дела усматривается, что ответчица проживала в спорной квартире с момента регистрации брака с З.Д.Д., то есть с 1998 года, а, сле­довательно, приходясь истцу невесткой (применительно к ст. 53 ЖК РСФСР – родственницей) была вселена им именно как член его семьи.

Кроме того, согласно сообщению З.К.М. (л.д. 55), она договор найма с собственником не заключала.

На момент возникновения спорных правоотношений, к отношениям поль­зования жилыми помещениями между собственником квартиры и бывшими чле­нами его семьи действительно применялись правила, установленные ст.ст. 131 -137 ЖК РСФСР, которые регламентировали взаимоотношения между собствен­ником жилья и нанимателем жилого помещения, но с 1 марта 2005 года введен в действие Жилищный кодекс РФ и согласно ст. 5 Федерального закона № 189 от 29 декабря 2004 года «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», а также ст. 6 ЖК РФ, к данным правоотношениям подлежат приме­нению нормы Жилищного кодекса РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ при прекращении семейных отношений с собственником право пользования жилым помещением за бывшим членом се­мьи собственника, к которым согласно ч. 1 этой статьи относятся проживающие совместно с ним супруг, дети, родители, а, кроме того, иные лица при условии их вселения собственником в качестве члена своей семьи, не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Вступление З.Д.Д. в брак с Завезен К.М. и ведение с ней совместно­го хозяйства, свидетельствует о создании им своей самостоятельной семьи и со­ответственно прекращении семейных отношений с истцом.

Поскольку в 2004 году брак между ответчиками был расторгнут и З.К.М. вместе с несовершеннолетней дочерью выехала из спорной жилой площади в квартиру своих родителей (л.д. 10, 11, 55), следовательно, как и З.Д.Д. она является бывшим членом семьи собственника, за которыми согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ право пользования жилым помещением не сохраняется.

Доказательств же наличия какого-либо соглашения, устанавливающего оп­ределенный порядок пользования жилым помещением между собственником и бывшими членами его семьи, сторонами не представлено.

Исходя из изложенного, президиум областного суда, отменяя решение, признал его незаконным и не обоснованным.

При этом президиум, с учетом вышеперечисленных обстоятельств и доказательств к ним, принял новое решение, которым исковые требования З.Д.К. к З.Д.Д., З.К.М. о признании их утратившими право пользования жилым помещением и выселении из жилого помещения вместе с не­совершеннолетним ребенком удовлетворил частично.

Признал З.Д.Д., З.К.М. вместе с несовершенной дочерью Полиной утратившими право пользования жи­лым помещением – квартирой 17, расположенной в доме 14 по ул. Бохняка в г. Петропавловске-Камчатском.

Одновременно выселил З.Д.Д. из указанного жилого помеще­ния.

З.Д.К. в удовлетворении исковых требований о вы­селении З.К.М. вместе с несовершеннолетним ребенком отказал за необоснованностью.

В качестве второго примера приводится дело по иску Д..

Так, Д. обратился в суд с иском о выселении к Г. вместе с несовершеннолетним ребенком Г.Т.А. из квартиры 108, дома 28 расположенного по улице Туристический проезд в г. Петропавловске-Камчатском без предоставления другого жилого помещения, ссылаясь на то, что он является собственником указанного жилого помещения, фактически же проживает в квартире 6, дома 24 расположенного по улице Ключевской в г. Петропавловске-Камчатском. В октябре 2001 года он, по просьбе сына, зарегистрировал в спорной квартире приехавшую из Комсомольска-на-Амуре ответчицу и ее несовершеннолетнюю дочь. Сын мотивировал просьбу тем, что Г. без регистрации не может устроиться на работу, а как только она решит свои жилищные вопросы, снимется с регистрации и выедет из спорной квартиры. Позже в данную квартиру истец зарегистрировал сына. В настоящее время у него возникла необходимость в личном пользовании данной жилой площадью, поскольку через год он намерен переехать на постоянное местожительство за пределы Камчатской области, а на квартиру, в которой он фактически проживает, имеется покупатель. Сын, по его просьбе, с регистрационного учета из указанной квартиры снялся, ответчица отказывается сниматься с регистрационного учета и выезжать из занимаемого жилого помещения. Полагая, что ответчица и ее дочь, не являясь членами его семьи, не приобрели право пользования квартирой, просил выселить их без предоставления другого жилого помещения.

В судебном заседании истец и его представитель дополнили иск требованием о расторжении договора найма жилой площади с Г. в связи с необходимостью использования квартиры для личных нужд. При этом истец суду пояснил, что его сын собирался создать с ответчицей семью и он прописал ее как будущую невестку, но обстоятельства изменились, в браке они не состояли и ответчица не является его родственницей, в настоящее время он намерен сдать спорную квартиру Дирекции по строительству администрации Камчатской области с целью получения жилищного сертификата на приобретение квартиры в г.Хабаровске для последующего выезда на постоянное местожительство, а квартиру, в которой он фактически проживает, намерен при выезде продать.

Ответчица, действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Г.Т.А. и ее представитель исковые требования не признали.

Представитель органа опеки и попечительства управления образования г. Петропавловска-Камчатского посчитал исковые требования обоснованными, поскольку ответчики обеспечены жилой площадью на праве частной собственности.

Рассмотрев дело, Петропавловск-Камчатский городской суд 9 ноября 2004 года вынес решение, которым в удовлетворении исковых требований Д. отказал за необоснованностью.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Камчатского областного суда от 23 декабря 2004 года решение оставлено без изменения, а кассационная жалоба – без удовлетворения.

11 апреля 2005 года, по результатам рассмотрения надзорной жалобы Долматова В.Я., судьей Камчатского областного суда вынесено определение об отказе в истребовании дела.

Не соглашаясь с принятыми по делу судебными решениями, в надзорной жалобе, адресованной председателю Камчатского областного суда, Д. просил их отменить по тем основаниям, что судебные инстанции неправильно применили нормы материального права и определили обстоятельства, имеющие значение для дела, в связи с чем, по его мнению, неверно пришли к выводу о наличии между сторонами договора найма сроком на 5 лет.

Обсудив доводы надзорной жалобы и проверив материалы дела, президиум нашел решение Петропавловск-Камчатского городского суда и определение судебной коллегии Камчатского областного суда подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 288 ГК РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи, а может сдавать жилое помещение гражданам для проживания на основании договора.

Из материалов дела усматривается, что истец Д. является собственником жилого помещения, расположенного в г.Петропавловске-Камчатском по Туристическому проезду, дом 28 кв. 108 на основании договора купли-продажи от 15 сентября 2001 года (л.д. 12). 30 октября 2001 года Д. зарегистрировал в данном жилом помещении в качестве будущей невестки Г. с ее несовершеннолетней дочерью Г.Т.А. и предоставил им данное жилое помещение в пользование (л.д. 16). 20 ноября 2001 года в данном жилом помещении Д. зарегистрировал своего сына. 14 февраля 2003 года сын истца снялся с регистрационного учета.

Кроме того, судом установлено, что Г. на праве частной собственности принадлежит ½ доля квартиры в г.Комсомольске-на-Амуре по адресу: Октябрьский проспект, д. 46/3 кв. 52 (л.д. 25).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Д., суд исходил из того, что истец добровольно предоставил спорное жилое помещение в пользование ответчицы и ее несовершеннолетней дочери, которые не являлись членами его семьи и зарегистрировал их на данной жилой площади, в связи с чем между ними фактически сложились договорные отношения найма жилого помещения на срок не менее 5 лет.

Однако с такими выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

Как следует из искового заявления, Д. вселил и зарегистрировал в спорном жилом помещении приехавшую из Комсомольска-на-Амуре ответчицу по просьбе его сына, для решения вопроса устройства Г. на работу и с условием, что ответчица выселится и снимется с регистрационного учета из квартиры собственника после решения ею жилищного вопроса и вопроса трудоустройства.

Согласно протоколу судебного заседания, на протяжении всего судебного заседания истец также указывал, что ответчица приехала в Петропавловск-Камчатский для создания семьи с его сыном и была вселена и зарегистрирована со своей несовершеннолетней дочерью на спорной жилой площади по просьбе его сына, для решения вопроса ее трудоустройства в г.Петропавловске-Камчатском и в качестве будущей невестки истца (л.д. 100, 105). Но обстоятельства изменились, отношения между его сыном и Г. не сложились, в брак они не вступили, сын прекратил отношения с ответчицей, снялся с регистрационного учета и выехал из спорного жилого помещения. Ответчица выезжать и сниматься с регистрационного учета из квартиры собственника отказывается, в связи с чем Д. обратился в суд с иском.

Данный факт ответчица не отрицает, более того, указала, что приехала в Петропавловск-Камчатский из г.Хабаровска по приглашению сына истца для создания семьи (л.д. 102), проживала с ним в фактических брачных отношениях в спорном жилом помещении, где истец зарегистрировал ее в качестве невестки, вместе с несовершеннолетней дочерью (л.д. 104). Но в дальнейшем обстоятельства изменились, отношения с сыном истца не сложились, брак не регистрировали, сын собственника с регистрационного учета из спорной квартиры снялся и с июня 2004 года в ней не проживает (л.д. 102).

Данные обстоятельства объективно подтверждаются имеющейся в материалах дела поквартирной карточкой, согласно которой Г. зарегистрирована как невестка собственника жилого помещения Д., Д.Я.В. (сын) с регистрационного учета снят 14 февраля 2003 года.

Кроме того Г. пояснила суду, что истец предлагал ей выехать из спорной жилой площади, снять квартиру и хотел оплатить ее на 2 месяца, но она не согласна (л.д. 103).

В соответствии со ст. 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Таким образом, из материалов дела видно, что собственник жилого помещения фактически настаивал на расторжении договора найма в связи с существенными изменениями обстоятельств, поскольку ответчица приехала в Петропавловск-Камчатский с целью создания семьи с сыном собственника и вселялась им в жилое помещение как будущая невестка, но брачные отношения между ней и его сыном так и не состоялись.

В то же время суд, ссылаясь на ст.ст. 674, 683 ГК РФ пришел к выводу о том, что между сторонами состоялся договор найма, заключенный в силу закона сроком на 5 лет и отказал истцу в удовлетворении его требований по основаниям непредоставления им доказательств нуждаемости в данном жилом помещении.

Исходя из изложенного, суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не применил закон, который подлежит применению, а поэтому решения суда первой и кассационной инстанций не могут быть признаны законными и обоснованными, в связи с чем подлежат отмене.

В тоже время, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела установлены и по делу не требуется сбора дополнительных доказательств, президиум посчитал возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое судебное постановление, которым удовлетворил исковые требования Д. к Г. и Г.Т.А. о расторжении договора найма жилого помещения и выселении из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Расторг заключенный 30 октября 2001 года между Г. и Д. договор найма квартиры, находящейся по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, Туристический проезд, дом 28, квартира 108.

Четвертое паспортное отделение ПВС УВД г.Петропавловска-Камчатского обязал снять Г. и Г.Т.А. с регистрационного учета по адресу: г.Петропавловск-Камчатский, Туристический проезд, дом 28, квартира 108.

Выселил Г. и Г.Т.А. из указанного, жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Допускаются ошибки судами и при рассмотрении дел по искам о сохранении в переустроенном и (или) перепланированном состоянии жилого помещения.

Так, определением судебной коллегии по гражданским делам Камчатского областного суда от 29 декабря 2005 года отменено решение Петропавловск-Камчатского городского суда от 8 ноября 2005 года, которым иск П. был удовлетворен. Суд узаконил перепланировку кв. 48, дома 17 по ул. Пономарева г. Петропавловска-Камчатского в виде демонтажа не несущей стены между ванной и туалетом и выполнения проема между кухней и комнатой.

Взыскал с администрации г.Петропавловска-Камчатского государственную пошлину 2 000 руб., из которых 100 руб. в пользу П., а 1 900 руб. в доход федерального бюджета.

Отменяя названное решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Так, удовлетворяя требования П., суд принял решение об узаконе­нии произведенной П. перепланировки, в тоже время согласно ст. 29 ЖК РФ суд вправе принять решение о сохранении помещения в переплани­рованном состоянии.

В соответствии с п. 4 ст. 29 ЖК РФ на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в переустроенном и (или) перепланирован­ном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни или здоровью.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что осуществленная П. перепланировка жилого помещения не нарушает прав и законных интере­сов других граждан, а также не создает угрозу их жизни и здоровью.

Однако в решении суда не приведено доказательств, подтверждающих обоснованность такого вывода. Представленные в материалах дела документы, касаются лишь сведений о качестве проделанных работ и относятся только к самой квартире П., при этом не содержат каких-либо данных о по­следствиях осуществленной перепланировки для жильцов соседних квартир, в том числе об отсутствии угрозы для их жизни и здоровья.

Из анализа положений п. 4 ст. 29 ЖК РФ следует, что суд вправе принять решение о сохранении жилого помещения в перепланированном состоянии, лишь в том случае, когда не нарушаются права и интересы других лиц, а также не имеется угрозы для их жизни и здоровья. При отсутствии доказательств под­тверждающих такие обстоятельства суд не вправе принимать решение о сохра­нении жилого помещения в перепланированном состоянии.

Нельзя признать правильным и утверждение суда о том, что администра­цией г. Петропавловск-Камчатского не представлено доказательств подтверждающих то обстоятельство, что осуществленная П. переплани­ровка квартиры нарушает права других граждан.

Указав на необоснованность такой позиции, суд не привел мотивов сво­его утверждения. Между тем, поскольку П. осуществил переплани­ровку жилого помещения вопреки требованиям п. 1 ст. 26 ЖК РФ, согласно ко­торого перепланировка проводится с соблюдением требований законодательст­ва, по согласованию с органом исполнительной власти, на основании принятого им решения, то, в данном случае, бремя доказывания факта безопасности осуще­ствленной перепланировки для других лиц должно быть возложено именно на П.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия, отменяя решение суда и направляя дело в тот же суд на новое судебное рассмотрение, предложила суду при новом рассмотрении учесть изложенное, исследовать все доказательства по делу и разрешить возникший спор в соответствии с нор­мами материального и процессуального закона, в том числе и разрешить вопрос о целесообразности привлечения к делу государственной жилищной инспекции Камчатской области.

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда от 23 августа 2005 года иск Ш. к администрации г. Петропавловска-Камчатского о сохранении жилого помещения в перепланированном состоянии удовлетворен.

Принимая такое решение, суд одновременно обязал администрацию г. Петропавловска-Камчатского сохранить в перепланированном состоянии жилое помещение квартиры № 33 в доме № 11 по ул. Савченко, города Петропавловска-Камчатского.

Проверяя законность постановленного решения по жалобе администрации города Петропавловска-Камчатского, судебная коллегия не нашла оснований к его отмене.

При этом коллегия указала, что суд первой инстанции на основании исследованных доказательств, подтверждающих, что осуществленная Ш. перепланировка квартиры отвечает требованиям безопасности и не нарушает прав и законных интересов других граждан, проживающих в этом же доме (л.д. 33-35, 36, 65), пришел к правильному выводу об обоснованности заявленных требований.

Вместе с тем судебная коллегия посчитала необходимым исключить из резолютивной части решения указание о возложении обязанности по сохранению помещения в перепланированном состоянии на администрацию г. Петропавловска-Камчатского, поскольку такое требование Ш. не заявлялось.

Полно, всесторонне и основанном на требованиях действующего жилищного законодательства рассмотрел Елизовский районный суд дело по иску М. к администрации города Елизово о сохранении в перепланированном состоянии квартиры.

Так, М. обратилась в суд с иском к администрации г. Елизово, о согласовании и узаконении перепланировки, произведенной в квартире, расположенной по адресу: г. Елизово, ул. Рябикова, д. 51 «а», кв. 3.

В обоснование своих требований истица сослалась на то, что в квартире, в которой она проживает, расположенной по адресу: г. Елизово, ул. Рябикова, д. 51 «а», кв. 3 произведена самовольная перепланировка. 25 июля 2005 года она обратилась в администрацию г. Елизово с заявлением об узаконении перепланировки, но ей в этом было отказано. Отказ считает необоснованным, поскольку санитарные нормы и правила, на основании которых ей было отказано, в настоящее время устарели и не соответствуют правам и свободам гражданина. Перепланировка не нарушает прав граждан соседствующих с квартирой, не нарушает безопасности жилого помещения, а наоборот, улучшилась планировка, идет экономия потребления электроэнергии и хорошо вентилируется помещение в санузле.

В судебном заседании М. изменила требования, просила суд принять решение о сохранении в перепланированном состоянии жилого помещения, в квартире, расположенной по адресу: г. Елизово, ул. Рябикова, д. 51 «а», кв. 3, поскольку этим не нарушаются права и законные интересы граждан и не создается угрозы для их жизни или здоровья.

В судебном заседании 23 ноября 2005 года судом, с согласия истицы, была произведена замена ненадлежащего ответчика администрации г. Елизово на надлежащего ответчика администрацию Елизовского районного муниципального образования. Представитель ответчика администрации ЕРМО исковые требования не признала, пояснив, что истица не представила доказательств, того, что произведенная ею перепланировка не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Рассмотрев дело, суд постановил указанное решение, которым в удовлетворении иска отказал.

Не соглашаясь с таким решением суда, М. подала на него кассационную жалобу, в которой указала, что перепланировка была сделана с целью благоустройства. Угрозы для жизни людей сносом перегородок не создано, что подтверждено схемой технического паспорта и ответом из проектной организации. Кроме того, квартира расположена на первом этаже, в связи с чем неудобств соседям от ее канализации причинено быть не может и претензий от соседей, за 10 лет пользования перепланированной квартирой, в органы санэпидемнадзора не поступало. Считает вывод суда о необходимости получения заключения из санэпидемнадзора незаконным, поскольку санэпидемнадзор занимается проверкой воздуха, воды в квартире, смывами на наличие опасных бактерий и делает осмотр на наличие в доме воды и канализации. Факт же наличия в квартире водопровода и канализации, подтвержден в суде выпиской из технического паспорта на квартиру. Кроме того, процедура является платной. Просит решение отменить и принять новое, которым ее требования удовлетворить.

Судебная коллегия, поверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не нашла оснований для ее удовлетворения, указав следующее.

В соответствии с п. 4 ст. 29 Жилищного кодекса РФ жилое помещение может быть сохранено в переустроенном и (или) перепланированном состоянии на основании решения суда, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан, либо это не создает угрозу их жизни или здоровью.

Согласно ст.ст. 8, 23 Федерального закона № 52 от 30 марта 1999 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» граждане имеют право на благополучную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека. Жилые помещения по планировке, микроклимату, воздухообмену, должны соответствовать санитарным правилам в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания.

Как следует из материалов дела, М. проживает в квартире расположенной по адресу: г. Елизово, ул. Рябикова, д. 51, кв. 3. 14 ноября 2005 года между администрацией ЕРМО и М. заключен договор о передаче жилого помещения в собственность. В 1992 году М. произвела самовольную перепланировку. Снесла перегородки разделяющие ванную, туалет и кладовую и вновь созданное помещение оборудовала под кухню, а помещение кухни оборудовала под санузел. Согласно ответам МУП «Стройпроект», Управления Архитектуры и строительства администрации ЕРМО произведенная истицей перепланировка не затрагивает несущих конструкций и не влияет на сейсмостойкость здания (л.д. 23, 24).

В июле 2005 года М. обратилась с заявлением о согласовании самовольно произведенной перепланировки, однако комиссией по перепланировке квартир при администрации ЕРМО в таком согласовании ей было отказано, по тем основаниям, что, в соответствии с п. 2.6 СниП 2.08.01-89 «Жилые здания», вход в помещение, оборудованное унитазом, непосредственно из кухни и жилых помещений не допускается и не допускается по санитарно-гигиеническим нормам объединение вентиляционных каналов туалетов и кухонь.

Представитель Федерального государственного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Камчатской области в Елизовском районе» (ФГУЗ) в судебном заседании пояснила, что ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Камчатской области в Елизовском районе» может произвести необходимые замеры и дать заключение о том, создает либо не создает угрозу жизни и здоровью граждан, произведенная истицей перепланировка, однако М. за данным заключением не обращалась (л.д. 81).

Установив вышеизложенные обстоятельства, суд обоснованно предложил истице обратиться в ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Камчатской области в Елизовском районе» за получением заключения, о том, что произведенная перепланировка не создает угрозу жизни и здоровью граждан, однако истица отказалась обратиться за ним, по тем основаниям, что данная услуга является платной.

В силу ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, а суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать.

Таким образом, поскольку истица не предоставила суду доказательств того, что произведенная ею перепланировка не создает угрозу жизни и здоровью граждан, суд обоснованно отказал ей в удовлетворении иска.

Доводы кассационной жалобы о том, что для узаконивания перепланировки не требуется заключение ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Камчатской области в Елизовском районе», получение которого ей было предложено судом являются несостоятельными, поскольку основаны на предположениях.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии денежных средств на оплату получения названного заключения правового значения для разрешения данного спора не имеют.

Другие доводы кассационной жалобы были предметом обсуждения суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Согласно статье 86 ЖК РСФСР, действовавшей до 1 марта 2005 года, совершеннолетний член семьи нанимателя вправе требовать заключения с ним отдельного договора найма, если с согласия остальных проживающих с ним совершеннолетних членов семьи и в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью, либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему может быть выделено помещение, удовлетворяющее требованиям статьи 52 ЖК РСФСР (изолированное помещение); споры, возникающие в связи с требованием заключения отдельного договора найма, разрешаются в судебном порядке.

Статьей 82 ЖК РФ, который вступил в действие с 1 марта 2005 года, предусмотрено положение о том, что граждане, проживающие в одной квартире, пользующиеся в ней жилыми помещениями на основании отдельных договоров социального найма и объединившиеся в одну семью, вправе требовать заключения с кем-либо из них одного договора социального найма всех занимаемых ими жилых помещений.

Данная норма предусматривает право граждан, проживающих в одной квартире, на заключение с кем-либо из них одного договора социального найма всех занимаемых ими жилых помещений и не содержит положения, которое позволяло бы совершеннолетнему члену семьи нанимателя требовать заключения с ним отдельного договора социального найма жилого помещения.

В соответствии с ч. 2 ст. 67 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма помимо указанных в части 1 настоящей статьи прав может иметь иные права, предусмотренные настоящим Кодексом, другими федеральными законами и договором социального найма.

ЖК РФ и иные федеральные законы не содержат нормы, предоставляющей члену семьи нанимателя право требовать заключения с ним отдельного договора найма с выделением ему изолированного жилого помещения.

Статьей 5 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», предусмотрено, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Из вышеизложенного следует, что после 1 марта 2005 года право граждан на заключение отдельного договора социального найма с выделением изолированного помещения не может быть реализовано, так как к данным правоотношениям должны применяться положения статьи 82 ЖК РФ, которая предусматривает право граждан на заключение одного договора социального найма всех занимаемых ими жилых помещений.

Таким образом, если ранее споры, возникающие в связи с требованием заключения отдельного договора найма, можно было разрешить в судебном порядке (ч. 3 ст. 86 ЖК РСФСР), то в настоящее время право оспаривать заключение отдельного договора социального найма жилья и само право заключения отдельного договора отсутствуют.

Как показали изученные дела, суды правильно применяют ныне действующие положения ЖК РФ, не предусматривающие возможности изменения договора социального найма жилья по требованию совершеннолетнего члена семьи нанимателя.

Так, Т. обратился в Петропавловск-Камчатский суд с иском к Г. об изменении договора найма жилого помещения, ссылаясь на те обстоятельства, что с 4 января 1991 года совместно с ответчицей проживает по адресу: г. Петропав­ловск-Камчатский, ул. Академика Курчатова, д.39, кв. 48. Указанное жилое помещение состоит из двух изолированных комнат: размером 17,2 кв.м. и 12,8 кв.м., общая площадь квартиры составляет 50,6 кв.м. Истец имеет само­стоятельный источник дохода, ведет свое хозяйство отдельно от ответчицы. Добровольно изменить договор найма жилого помещения ответчица отказывается. По этим основаниям просил изменить договор найма вышеназванного жилого помещения и обязать УЖКХ г. Петропавловска-Камчатского заключить с ним отдельный договор найма жилого помещения и открыть на его имя отдельный лицевой счет на комнату размером 12,8 кв.м. в указанной квартире.

Рассмотрев дело, суд постановил решение, которым в удовлетворении иска отказал.

Не соглашаясь с таким решением суда, в кассационной жалобе представитель Т. просил его отменить в связи с неправильным применени­ем норм материального права. Указывал, что введенный в действие с 1 марта 2005 года Жилищный кодекс РФ не содержит прямого запрета на раз­деление единого договора социального найма жилого помещения по требо­ванию члена семьи нанимателя. Кроме того, по мнению кассатора, поскольку правоотношения воз­никли до 1 марта 2005 года, то к ним следует применять ранее действовавшее жилищное законодательство.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не нашла оснований к отмене решения суда в обжалуемой части, указав следующее.

При рассмотрении данного дела суд первой инстанции правильно оп­ределил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал правильную, в со­ответствии со ст. 67 ГПК РФ, оценку собранным по делу доказательствам и должным образом применил нормы материального права.

В соответствии с п. 3 ст. 672 ГК РФ договор социального найма жилого помещения заключается по основаниям, на условиях и в порядке, предусмот­ренных жилищным законодательством.

Как установлено в судебном заседании на основании ордера № 2900 от 20 июля 1983 года Г. была предоставлена с учетом наличия у нее сына Т. квартира, расположенная по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, ул. Академика Курчатова, д. 39, кв. 48. Квар­тира состоит из двух изолированных комнат, размер жилой площади состав­ляет 30,1 кв.м., общая площадь 50,6 кв.м. На момент рассмотрения дела, со­гласно данным поквартирной карточки в ней зарегистрировано два человека, а именно: Г. и Т.

Жилая площадь квартиры состоит из зала площадью 17,2 кв.м. и ком­наты размером 12,8 кв.м., которую истец просит закрепить за ним по само­стоятельному договору.

На пользование всем жилым помещением заключен договор со­циального найма с Г.

Суд первой инстанции, оценив в совокупности исследованные в судеб­ном заседании доказательства и установив, что нормами действующего на момент рассмотрения дела Жилищного кодекса РФ возможность изменения Договора социального найма по указанным истцом основаниям не преду­смотрена, пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении заяв­ленных требований.

Этот вывод в решении мотивирован, соответствует требованиям закона, и оснований считать его неправильным не имеется. Содержание правовых норм, на основании которых суд пришел к данному выводу, подробно изло­жено в мотивировочной части судебного решения.

Доводы кассационной жалобы о том, что Жилищный кодекс РФ не со­держит прямого запрета на разделение договора социального найма, а также о том, что правоотношения по договору найма спорного жилого помещения возникли до 1 марта 2005 года, а поэтому к ним следует применять ранее действовавшее жилищное законодательство, не могут служить основанием к отмене решения как не основанные на законе.

Нарушений или неправильного применения норм процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела, судом не допущено.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда принято с правильным применением норм материального пра­ва и с соблюдением норм процессуального права, а доводы кассационной жалобы не опровергают законность судебного решения.

Действовавшая ранее статья 108 ЖК РСФСР устанавливала льготы для определенных категорий граждан при выселении из служебного помещения.

Статья 103 ЖК РФ значительно сократила перечень лиц, которые не могут быть выселены из служебного жилого помещения без предоставления иного жилого помещения. В частности, данная льгота теперь не распространяется на лиц, проработавших на предприятии, в учреждении, организации, предоставивших им жилое служебное помещение, не менее 10 лет, и иные категории граждан.

Часть 1 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что акты жилищного законодательства применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, его положения применяются в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Из вышеизложенного следует, что в том случае, если у лица возникло право на льготу по основаниям, предусмотренным ст. 108 ЖК РФ, то оно сохраняется и после введения в действие нового Жилищного кодекса Российской Федерации.

При этом отсутствие в статье 103 ЖК РФ указания на данную категорию граждан не является основанием для лишения их прав на льготы, которые были приобретены ими по нормам ЖК РСФСР, поскольку Жилищный кодекс Российской Федерации может применяться только к тем правоотношениям, которые возникли после введения его в действие.

Следовательно, если к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации у лица при наличии оснований, указанных в статье 108 ЖК РФ, возникло право на льготы, предусмотренные данной нормой, то к спорным правоотношениям можно применять положения ст. 108 ЖК РСФСР и после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации; если же лицо до 1 марта 2005 года не приобрело право на льготы, предусмотренные этой статьей, то на него положения данной нормы не распространяются.

По этим же основаниям необходимо учитывать и положения ст. 110 ЖК РСФСР (выселение из общежития) согласно которой, лица прекратившие работу по иным основаниям, а также лица, перечисленные в статье 108 этого же ЖК РСФСР, могут быть выселены лишь с предоставлением им другого жилого помещения.

Особо следует подчеркнуть легкость, с которой отдельные судьи подходят при разрешении споров о выселении из специализированного жилищного фонда.

В качестве примера этому приводятся два дела.

Так, администрация Петропавловск-Камчатского городского муници­пального образования предъявила в суде иск к С. и К. о расторжении договора найма жилого помещения в общежитии по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, пр. Победы, 47/1, ком. 315.

В обоснование заявленных требований истец указал, что вышеназванное жилое помещение расположено в общежитии, являющемся муниципальной собственностью и находящемся в хозяйственном ведении УМП «Горизонт», и было предоставлено С. и его жене К. в 2002 году в связи с работой ответчика в УМП «Горизонт». В 2004 году с С. на это жилое помещение был оформлен письменный договор найма жилой площади в общежитии № 60 от 5 февраля 2004 года, по условиям которого в случае прекращения работы, в связи с которой было предоставлено жилое помещение, договор подлежит расторжению, а С. и члены его семьи выселению без предоставления другого жилого помещения. Поскольку срок трудового договора истек, а С. отказался возобновить трудовые отношения с УМП «Горизонт», в добровольном порядке комнату в общежитии не освобождает, истец просил в судебном порядке расторгнуть договор найма с ответчиками С. и К. по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 105 ЖК РФ.

Рассмотрев дело, Петропавловск-Камчатский городской суд постановил решение, которым исковые требования удовлетворил.

Не соглашаясь с таким решением, в кассационной жалобе К. просила его отменить и направить дело на новое рассмотрение по мотиву нарушения норм материального и процессуального права. При этом указывала на то, что она не была извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела. Кроме того, судом, по ее мнению, не был учтен факт ее трудоустройства и работы в муниципальном учреждении школа № 26, что дает право проживать ей и мужу в муниципальном общежитии, и препятствует расторжению договора найма по названному ответчиком основанию. Полагала также, что, принимая решение, суд первой инстанции не учел законные интересы их с ответчиком малолетней дочери – С.В.В., 1998 года рождения.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационных жалоб, нашла решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2, п. 3 и п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются: недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального или норм процессуального права.

Согласно ч. 1 ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Как усматривается из материалов дела, ответчики были надлежаще извещены о времени и месте судебного заседания, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле письменное извещение ответчику и телефонограммы (л.д. 56, 57, 60). Вопрос о возможности рассмотрения дела в их отсутствие был разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 167 ГПК РФ (л.д. 63-64) и оснований не согласиться с определением, постановленным судом по результатам разрешения данного вопроса, у судебной коллегии не имеется.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права являются несостоятельными.

Судом установлено, что С. и К. как муж и жена совместно с малолетней дочерью, 1998 года рождения, проживают по адресу г.Петропавловск-Камчатский, пр. Победы, 47/1, ком. 315 с начала 2002 года на условиях договора найма. Спорное жилое помещение является муниципальной собственностью и расположено в общежитии, которое находится в хозяйственном ведении УМП «Горизонт».

5 февраля 2004 года между истцом как собственником жилого помещения в лице управляющей организации УМП «Горизонт» и Ситниковым В.А. был оформлен письменный договор найма № 60 жилой площади в общежитии, по условиям которого настоящий договор подлежит расторжению по требованию наймодателя, а наниматель и члены его семьи подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения в случае прекращения работы в должности (организации), в связи с которой нанимателю было предоставлено жилое помещение в общежитии (п. 5.2 Договора).

Удовлетворяя исковые требования администрации Петропавловск-Камчатского городского муниципального образования и принимая решение о прекращении с ответчиками договора найма жилой площади в общежитии, суд, руководствуясь ч. 2 ст. 105 ЖК РФ, пришел к выводу о том, что поскольку спорное жилое помещение в общежитии было предоставлено С. и членам его семьи в связи с нахождением ответчика в трудовых отношениях с УМП «Горизонт», а в настоящее время ни он, ни его жена К. не состоят в трудовых отношениях ни с УМП «Горизонт», ни с МУП «ЖРСУ-4», договор найма занимаемой ими жилой площади в общежитии подлежит прекращению.

Однако с таким выводом согласиться нельзя, так как он противоречит установленным судом обстоятельствам дела и не подтвержден имеющимися в деле доказательствами.

В соответствии со ст.ст. 92, 94, 99 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда (специализированным жилым помещениям) и предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения. Специализированные жилые помещения предоставляются на основании решений собственников таких помещений или уполномоченных ими лиц по договорам найма специализированных жилых помещений. К жилым помещениям специализированного жилищного фонда относятся также жилые помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами.

Для всех видов специализированных жилых помещений предусмотрено, что они предоставляются по установленным ЖК РФ основаниям.

В силу ч. 2 ст. 105 ЖК РФ договор найма жилого помещения в общежитии заключается на период трудовых отношений, прохождения службы или обучения. Прекращение трудовых отношений, учебы, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма жилого помещения.

Как видно из материалов дела ответчики изначально были вселены в общежитие по пр. Победы, 47/1 в 1996 году как вынужденные переселенцы из Кыргызстана в счет мест беженцев и с этого же времени зарегистрированы в нем как по месту своего жительства (л.д. 14, 15). Спорное жилое помещение -комната 315 была предоставлена С. истцом, как собственником жилищного фонда взамен ранее занимаемой им комнаты 408/2 в порядке улучшения жилищных условий в связи с рождением ребенка на основании распоряжения градоначальника города Петропавловска-Камчатского от 24 декабря 2001 года № 1217 (л.д. 17), после чего с начала 2002 года и по настоящее время ответчики постоянно проживают в комнате № 315 на условиях договора найма. Из материалов дела также следует, что ответчики и сейчас не утратили статус вынужденных переселенцев, состоят в этом качестве в администрации города в очереди на получение постоянного жилья, что подтверждено их объяснениями в суде кассационной инстанции, а также представленными для обозрения судебной коллегии удостоверениями вынужденных переселенцев.

При этом в деле отсутствуют данные о том, что на момент фактического вселения ответчиков в 2002 году в спорное жилое помещение, а также на дату оформления письменного договора найма № 60 от 5 февраля 2004 года с С. последний состоял с УМП «Горизонт» в постоянных трудовых отношениях, которые бы в дальнейшем были им прекращены уже после оформления вышеуказанного договора найма, т.е. спорное жилое помещение предоставлялось как общежитие в связи с его трудовыми отношениями с УМП «Горизонт» и на период таких трудовых отношений.

Между тем факт оформления письменного договора найма по объяснениям ответчиков был обусловлен необходимостью оформления пакета документов для осуществления регистрации непосредственно по спорному жилому помещению, о чем также свидетельствует приобщенная судом первой инстанции к материалам дела копия ответа УМП «Горизонт» С. по вопросу предоставления документов (л.д. 42).

Более того, как следует из объяснений представителя истца в ходе рассмотрения дела в суде (л.д. 23, 51) С. на момент заключения договора найма спорного жилого помещения в общежитии в трудовых отношениях с УМП «Горизонт» не состоял.

Тем самым из материалов дела следует, что спорное жилое помещение, находящееся в здании общежития по пр. Победы, 47/1 было фактически предоставлено истцом С. на состав семьи из трех человек хотя и в качестве специализированного жилого помещения, но не в связи с его работой в УМП «Горизонт», а как вынужденному переселенцу, поэтому вывод суда о наличии оснований для прекращения договора найма жилого помещения по основаниям, установленным ч. 2 ст. 105 ЖК РФ, является ошибочным.

При таких обстоятельствах, решение суда об удовлетворении исковых

требований администрации Петропавловск-Камчатского городского

муниципального образования не может быть признано законным и

обоснованным, поэтому оно подлежит отмене, а поскольку обстоятельства,

имеющие значение для дела, полно установлены на основании имеющихся в

деле и дополнительно представленных доказательств, судебная коллегия

нашла возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять свое

решение, которым в удовлетворении исковых требований администрации

Петропавловск-Камчатского городского муниципального образования к

С. и К. отказала в связи с необоснованностью.

В качестве второго примера приводится дело по иску 261 ОМИС к У.В.А. и У.П.О.

Так, в Петропавловск-Камчатский городской суд обратился с иском 261 ОМИС У.В.А. и У.П.О. о выселении их из специализированного жилого помещения комнаты № 308 общежития, расположенного по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, ул. Курильская, д. 22«а», без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование исковых требований указал, что У.В.А. вселилась в общежитие со своим сыном У.П.О. в 1994 году на основании ордера, выданного ЖКХ 238 УИР. И, в связи с тем, что ответчики не состоят в трудовых отношениях с подразделениями Министерства обороны РФ, которому принадлежит данное помещение, а добровольно освободить спорное жилое помещение ответчики отказываются, просил, на основании ч. 1 ст. 94 ЖК РФ, их выселить без предоставления другого жилого помещения.

В судебном заседании представитель истца Д. поддержал заявленные требования по изложенным в иске основаниям, уточнил основания иска, просил выселить ответчиков из общежития на основании ст.ст. 103 и 105 ЖК РФ.

Ответчики У.В.А. и У.П.О. исковые требования не признали, полагали их необоснованными, указав, что вселены в общежитие на законных основаниях, а значит, приобрела право им пользоваться.

Рассмотрев дело, суд постановил решение, которым исковые требования удовлетворил.

Не соглашаясь с таким решением суда, ответчики в кассационной жалобе просили его отменить по мотиву незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия нашла решение суда подлежащим отмене, указав следующее.

В соответствии с п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судом установлено, что У.В.А. и У.П.О. проживают по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, ул. Курильская, д. 22«а», ком. 308 с 1991 года на условиях договора найма. Спорное жилое помещение является собственностью МО РФ и расположено в общежитии, которое находится в оперативном управлении 261 ОМИС.

20 ноября 1994 года ЖКХ 238 УИР У.В.А. был выдан ордер на занятие жилой площади в общежитии, в котором указано, что жилая площадь предоставляется ей на период работы на данном предприятии.

Удовлетворяя исковые требования 261 ОМИС и принимая решение о выселении ответчиков из общежития, суд, руководствуясь ч. 2 ст. 105 ЖК РФ, пришел к выводу о том, что поскольку спорное жилое помещение в общежитии было предоставлено У.В.А. в связи с нахождением ее в трудовых отношениях с ЖКХ 238 УИР, а в настоящее время ни она, ни ее сын Усачев П.О. не состоят в трудовых отношениях ни с ЖКХ 238 УИР, ни с 261 ОМИС, ответчики подлежат выселению.

Однако с таким выводом согласиться нельзя, так как он противоречит установленным судом обстоятельствам дела и не подтвержден имеющимися в деле доказательствами.

В соответствии со ст.ст. 92, 94, 99 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда (специализированным жилым помещениям) и предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения. Специализированные жилые помещения предоставляются на основании решений собственников таких помещений или уполномоченных ими лиц по договорам найма специализированных жилых помещений.

Для всех видов специализированных жилых помещений предусмотрено, что они предоставляются по установленным ЖК РФ основаниям.

В силу ч. 2 ст. 105 ЖК РФ договор найма жилого помещения в общежитии заключается на период трудовых отношений, прохождения службы или обучения. Прекращение трудовых отношений, учебы, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма жилого помещения.

Как видно из материалов дела, ответчики изначально были вселены в общежитие по ул. Курильская, д. 22«а» как лица, не состоящие в трудовых отношениях с собственником жилого помещения. Спорное жилое помещение - комната 308 была предоставлена У.В.А. собственником жилищного фонда временно, как не имеющей жилья - до выделения жилой площади администрацией города, на очереди в которой она состояла. После чего, с 1991 года и по настоящее время, ответчики постоянно проживают в комнате № 308 на условиях договора найма. Из материалов дела также следует, что ответчики и сейчас состоят на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении в администрации города Петропавловска-Камчатского, что подтверждается их объяснениями в суде и не опровергнуто ответчиком (л.д. 46).

При этом в деле отсутствуют данные о том, что на момент фактического вселения ответчиков в 1991 году в спорное жилое помещение, а также на дату оформления ордера на занятие жилой площади (20 ноября 1994 года), последние состояли с ЖКХ 238 УИР в трудовых отношениях, которые бы в дальнейшем были ими прекращены уже после оформления вышеуказанного ордера, т.е. спорное жилое помещение предоставлялось как общежитие в связи с их трудовыми отношениями с ЖКХ 238 УИР и на период таких трудовых отношений.

Более того, как следует из имеющейся в материалах дела копии трудовой книжки ответчицы, в сентябре 1994 года У.В.А. уволена из Камчатской центральной бассейновой больницы, по статье 31 КЗоТ РФ по уходу за ребенком до 14 лет, т.е. по уважительной причине. И только в мае 1998 года она вновь была принята на работу паспортистом ЖЭУ-4 Департамента городского хозяйства ЖКХ «Южное» (л.д. 37, 38).

Из изложенного следует, что ордер на право вселения в спорное жилое помещение был выдан ответчице в период, когда она нигде не работала, а значит он не связан с периодом ее работы, как об этом указано в названном ордере.

Названные обстоятельства и доказательства к ним свидетельствуют о том, что спорное жилое помещение, находящееся в здании общежития по ул. Курильская, д. 22«а», было фактически предоставлено У. В.А. хотя и в качестве специализированного жилого помещения, но не в связи с ее работой в ЖКХ 238 УИР или 261 ОМИС, а как лицу не имеющему жилья, поэтому вывод суда о наличии оснований для выселения по основаниям, установленным ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 103 ЖК РФ, является ошибочным.

При таких обстоятельствах, решение суда об удовлетворении исковых требований 261 ОМИС судебной коллегией отменено. При этом, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, полно установлены на основании имеющихся в деле, судебная коллегия нашла возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять свое решение, которым в удовлетворении исковых требований 261 ОМИС к У.В.А. и У.П.О. отказала в связи с необоснованностью.

Кроме того, в связи с проведением семинарских занятий по вопросам, связанным с рассмотрением дел, вытекающих из жилищных правоотношений, судьями были озвучены неясные и спорные вопросы, отдельные из которых, а также ответы на них, согласованные с Верховным Судом Российской Федерации, приводятся в настоящем обзоре.

Вопрос: Какой нормой права необходимо руководствоваться при рассмотрении требований о признании бывшего члена семьи (бывшего супруга) нанимателя жилого помещения по договору социального найма не приобретшим право пользования жилым помещением, если он был вселен в жилое помещение после заключения договора социального найма?

Имеет ли юридическое значение то обстоятельство, что ответчик не имеет собственного жилого помещения?

Ответ: В соответствии со статьей 67 ЖК РФ, которая предусматривает права и обязанности нанимателя жилого помещения по договору социального найма, наниматель жилого помещения в установленном законом порядке имеет право вселять в занимаемое жилое помещение иных лиц, перечень которых установлен в части 1 статьи 70 ЖК РФ.

Категории лиц, которые могут относиться к членам семьи нанимателя, предусмотрены статьей 69 Жилищного кодекса РФ.

Порядок и правовые последствия вселения в жилое помещение, занимаемое нанимателем по договору социального найма, предусмотрены статьей 70 Жилищного кодекса РФ.

Исходя из изложенного, если бывший член семьи нанимателя вселялся в жилое помещения с соблюдением требований, установленных статьей 70 ЖК РФ, то он считается приобретшим право пользования жилым помещением, следовательно, он имеет равные с нанимателем права и обязанности; если же он не вселялся в жилое помещение или вселялся с нарушением требований статьи 70 ЖК РФ, то его нельзя считать приобретшим право пользования жилым помещением.

То обстоятельство, что ответчик не имеет собственного жилого помещения, при решении данного вопроса правового значения не имеет.

Вопрос: Учитывается ли состав семьи нанимателя жилого помещения в доме, подлежащему сносу, размер занимаемой им жилой площади и другие, заслуживающие внимания обстоятельства, при предоставлении гражданам жилого помещения по договору социального найма в связи со сносом дома?

Ответ: Согласно части 1 статьи 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86-88 ЖК РФ, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Следовательно, законом установлены определенные требования к жилому помещению, которое предоставляется в связи со сносом дома.

Исходя из изложенного следует, что поскольку жилое помещение гражданам предоставляется не в связи с улучшением жилищных условий, а в связи со сносом дома, то предоставляемое жилье должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, без учета обстоятельств, влияющих на улучшение жилищных условий. При этом граждане, которым предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если у них не отпали основания состоять на таком учете (статья 55 ЖК РФ).

Вопрос: Вправе ли малоимущие граждане, реализовавшие право на передачу принадлежащего им на праве собственности жилого помещения в государственную или муниципальную собственность, предусмотренное статьей 20 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», вновь приватизировать жилое помещение?

Ответ: Согласно статье 11 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» каждый гражданин имеет право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз.

Статьей 20 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что малоимущие граждане, приватизировавшие жилые помещения, являющиеся для них единственным местом постоянного проживания, до 1 января 2007 года вправе передать принадлежащие им на праве собственности и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность.

В соответствии с пунктом 2 статьи 209 ГК РФ, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Следовательно, малоимущие граждане, воспользовавшиеся правом на передачу принадлежащего им на праве собственности жилого помещения в государственную или муниципальную собственность в силу статьи 20 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» совершили действия по распоряжению жилым помещением по своему усмотрению.

При таких обстоятельствах права на повторную приватизацию жилья у малоимущих граждан не возникает, поскольку закон предоставляет гражданину право на приобретение жилого помещения в собственность бесплатно, в порядке приватизации, только один раз.

Вопрос: Подлежит ли выселению без предоставления другого жилого помещения родитель, лишенный родительских прав, в том случае, если он месте с ребенком проживает в общежитии и судом признано невозможным их совместное проживание?

Ответ: В соответствии с частью 2 статьи 91 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены из жилого помещения граждане, лишенные родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.

Названная статья расположена в разделе III ЖК РФ «Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма», следовательно, положения статьи 91 ЖК РФ могут быть распространены только на граждан, проживающих в жилых помещениях, предоставленных на основании договора социального найма.

Правила предоставления и пользования специализированными жилыми помещениями, к которым согласно пункту 2 части 1 статьи 92 ЖК РФ относятся общежития, установлены разделом IV ЖК РФ.

Таким образом, Жилищный кодекс РФ в отношении жилых помещений, относящихся к специализированному жилищному фонду, устанавливает специальное правовое регулирование.

Статьи 101-103 ЖК РФ, содержащие положения о расторжении, прекращении договора найма специализированного жилого помещения и выселении из общежития не предусматривают возможность выселения граждан, лишенных родительских прав, если судом установлена невозможность их совместного проживания с ребенком.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что жилищным законодательством не предусмотрено выселение из общежития родителя, лишенного родительских прав, чье совместное проживание с ребенком признано судом невозможным. Положения части 2 статьи 91 ЖК РФ в части выселения без предоставления другого жилого помещения распространяются только на граждан, занимающих жилое помещение по договору социального найма.

Исходя из изложенного, суд может решить вопрос о месте проживания ребенка с учетом его интересов и исходя из конкретных обстоятельств дела.

Вопрос: Кто может быть отнесен к числу других заинтересованных лиц, указанных в статье 91 ЖК РФ, имеющих право обращаться в суд с иском о выселении?

Ответ: Статья 91 ЖК РФ предусматривает выселение в судебном порядке по требованию наймодателя или других заинтересованных лиц нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи без предоставления другого жилого помещения в том случае, если они используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его разрушение.

К заинтересованным лицам относятся лица, чьи права нарушаются неправомерными действиями нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи.

В частности, при систематическом нарушении прав и законных интересов соседей в суд с иском о выселении граждан, которые своим поведением делают невозможным для других проживание с ними в одном доме, может обратиться любой житель дома, чьи права нарушаются неправомерными действиями другого жильца этого же дома.

Кроме того, согласно пункту 5 Положения о государственной жилищной инспекции в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.09.1994 № 1086 (в редакции от 13.10.1997) органы государственной жилищной инспекции осуществляют контроль за использованием жилищного фонда; за соблюдением правил пользования жилыми помещениями.

Учитывая изложенное, органы государственной жилищной инспекции также вправе обратиться в суд с иском о выселении нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи при нарушении правил пользования жилым помещением, которые ведут к разрушению такого жилого помещения.

Вопрос: Подлежит ли выселению бывший член семьи нанимателя по требованию заинтересованного лица, если его поведение делает невозможным совместное с ним проживание?

Ответ: Статья 69 ЖК РФ устанавливает круг лиц, относящихся к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма.

Согласно части 4 этой же статьи, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Следовательно, прекращение семейных отношений не влечет изменения жилищных прав бывших членов семьи нанимателя.

Статья 91 ЖК РФ предусматривает выселение в судебном порядке по требованию наймодателя или других заинтересованных лиц нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи без предоставления другого жилого помещения в том случае, если они используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его разрушение.

Согласно положениям данной нормы, выселению подлежат только наниматель и (или) проживающие совместно с ним члены его семьи.

При этом ЖК РФ не содержит нормы, предусматривающей возможность выселения бывших членов семьи нанимателя при систематическом нарушении прав и законных интересов граждан совместно с ним проживающих.

Вместе с тем, прекращение семейных отношений при совместном проживании граждан предполагает раздельное ведение хозяйства, изменение порядка пользования жилым помещением и порядка несения бремени расходов по уплате за жилое помещение и коммунальные услуги, а также за содержание и ремонт жилого помещения. Следовательно, такие граждане фактически становятся по отношению друг к другу соседями.

Таким образом, поскольку статья 91 ЖК РФ предусматривает выселение граждан в случае систематического нарушения прав и законных интересов соседей, следовательно, по требованию заинтересованных лиц бывший член семьи нанимателя может быть выселен в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения, если он противоправным поведением делает невозможным для других проживание с ним в одном жилом помещении (квартире).

Вопрос: Можно ли оспорить в судебном порядке соглашение, заключенное соответствующим государственным органом или органом местного самоуправления с собственником жилого помещения, о замене изымаемого жилого помещения другим жилым помещением, в случае изъятия соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд?

Ответ: Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

В соответствии со статьей 32 ЖК РФ жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд. При этом согласно части 8 этой же статьи по соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Поскольку соглашение между собственником жилого помещения и соответствующим государственным органом или органом местного самоуправления о предоставлении взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения является двухсторонней сделкой, то на него распространяются общие правила о признании сделки недействительной (параграф 2 главы 9 ГК РФ). Следовательно, данное соглашение может быть оспорено в судебном порядке по общим основаниям.

Вопрос: В какой форме должно быть сделано предупреждение, предусмотренное частью 2 статьи 35 ЖК РФ и частью 1 статьи 91 ЖК РФ, чтобы в случае неисполнения предупреждений имелись основания для выселения указанных в данных статьях граждан по требованию собственника или наймодателя?

Ответ: Согласно части 2 статьи 35 ЖК РФ и части 1 статьи 91 ЖК РФ в случае, если указанные в данных статьях граждане используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его разрушение, то по требованию собственника жилого помещения, либо наймодателя, после их предупреждения об устранении указанных нарушений, данные граждане подлежат выселению на основании решения суда.

При этом Жилищный кодекс РФ не содержит нормы, устанавливающей форму предупреждения граждан об устранении нарушений правил пользования жилым помещением.

Поскольку закон не требует какой-либо определенной формы, в которой должно быть выражено собственником либо наймодателем предупреждение, то в случае возникновения спора по поводу выселения граждан по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 35 ЖК РФ и частью 1 статьи 91 ЖК РФ, в суд могут быть предоставлены любые доказательства, которые свидетельствуют как о нарушениях, допущенных гражданами в отношении жилых помещений, так и о том, что виновные граждане предупреждены о необходимости устранить такие нарушения.

Вопрос: Каким требованиям должно отвечать жилое помещение, предоставляемое в случае выселения нанимателя и проживающих совместно с ним членов его семьи в связи с невнесением ими платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение шести месяцев?

Ответ: В соответствии с пунктом 5 части 3 статьи 67 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан своевременно вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Статья 90 ЖК РФ предусматривает, что если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи в течение более шести месяцев без уважительных причин не вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги, они могут быть выселены в судебном порядке с предоставлением другого жилого помещения по договору социального найма, размер которого соответствует размеру жилого помещения, установленному для вселения граждан в общежитие.

Согласно части 1 статьи 105 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях предоставляются из расчета не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека.

При этом Жилищный кодекс Российской Федерации не содержит нормы, определяющей условия предоставления жилого помещения при выселении в случае невнесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

В соответствии с частью 2 статьи 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства).

Из вышеизложенного следует, что в случае невнесения без уважительных причин платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение шести месяцев, наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи могут быть выселены в судебном порядке с предоставлением жилого помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда на условиях договора социального найма в черте того же населенного пункта, пригодного для постоянного проживания, и которое соответствует норме предоставления из расчета не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека.

Вопрос: При рассмотрении иска о прекращении права пользования жилым помещением необходимо ли разъяснять бывшему члену семьи собственника право предъявления встречного иска для определения срока, на который за ним может быть сохранено право пользования жилым помещением, либо он должен обратиться с самостоятельным иском, либо этот вопрос решается в рамках иска о прекращении права?

Ответ: Вопрос об определении срока, на который жилое помещение может быть сохранено за бывшим членом семьи собственника, должен быть решен судом в пределах иска о прекращении права пользования жилым помещением, поскольку требования о прекращении права пользования и о сохранении права пользования жилым помещением связаны между собой и возникают из одних правоотношений.

Следовательно, предъявление в данном случае встречного иска не требуется, а просьба ответчика о предоставлении ему жилого помещения по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 31 ЖК РФ, может быть выражена в объяснениях на иск.

Вопрос: Является ли непроживание в жилом помещении бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма основанием для признания его утратившим право на проживание?

Ответ: В соответствии с частью 4 статьи 69 ЖК РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

В соответствии со статьей 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма

Часть 3 статьи 83 ЖК РФ предусматривает, что в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Следовательно, бывший член семьи нанимателя может быть признан утратившим право на проживание в жилом помещении только на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в том случае, если он выехал на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказался от своих прав и обязанностей, предусмотренных договором социального найма.

Вопрос: Сохраняется ли право пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника - супруга в случае фактического прекращения семейных отношений без расторжения брака, когда какое-либо соглашение между ними отсутствует, но возник жилищный спор?

Ответ: Частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

Поскольку данная норма относит супруга к членам семьи собственника, то до расторжения брака прекращение права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 31 ЖК РФ, невозможно.

Вопрос: Применяются ли положения части 4 статьи 31 ЖК РФ в случае, если семейные отношения с собственником жилого помещения прекращены до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку до 1 марта 2005 года действовали нормы Жилищного кодекса РСФСР, согласно которым право на пользование жилым помещением за бывшим членом семьи собственника сохранялось (ст.127 ЖК РСФСР)?

Ответ: Статья 127 ЖК РСФСР предусматривала, что право пользования помещением сохраняется за членами семьи собственника и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома, квартиры.

Часть 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая регулирует отношения между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи, предусматривает, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

При этом положения статьи 31 ЖК РФ не ставятся в зависимость от того момента, когда были прекращены семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи.

Учитывая, что жилищные правоотношения носят длящийся характер, что по общему правилу к длящимся правоотношениям применяется закон, который действует в настоящее время, применению подлежат положения Жилищного кодекса Российской Федерации независимо от того, когда были прекращены семейные отношения.

Исходя из изложенного, положения части 4 статьи 31 ЖК РФ распространяются на требования о выселении бывших членов семьи собственников жилых помещений и в том случае, если семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи были прекращены до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Вопрос: Должен ли в случае сохранения по решению суда права пользования жилым помещением учитываться сложившийся порядок пользования этим помещением или возможны отступления от него, например по требованию собственника?

Может ли собственник выделить жилое помещение по своему усмотрению?

Ответ: Часть 4 статьи 31 ЖК РФ предусматривает, что при наличии определенных обстоятельств право пользования жилым помещением, принадлежащим собственнику, на основании решения суда может быть сохранено на определенный срок за бывшим членом его семьи.

Из положений данной нормы следует, что если собственником жилого помещения заявлен иск о выселении бывшего члена его семьи, то суд решает только вопрос о сохранении права на жилое помещение, но не о порядке пользования указанным помещением.

Вопрос: Какие нормы – Жилищного кодекса Российской Федерации или Жилищного кодекса РСФСР – следует применять суду при рассмотрении дел, которые приняты к производству судом до 1 марта 2005 года и до настоящего времени не были рассмотрены по существу?

Ответ: Статьей 1 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что Жилищный кодекс Российской Федерации вводится в действие с 1 марта 2005 года.

По общему правилу вновь принятый правовой акт регулирует только те правоотношения, которые возникают после вступления в его в законную силу, если иное не предусмотрено в самом акте.

Часть 1 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

В соответствии с частью 2 той же статьи действие акта жилищного законодательства может распространяться на жилищные отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных данным Кодексом.

Согласно статье 5 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Исходя из изложенного и учитывая, что к спорным правоотношениям применяются нормы материального права, которые действовали на момент их возникновения, суду при рассмотрении дел, производство по которым возникло до 1 марта 2005 года, и которые до настоящего времени не были рассмотрены по существу, следует применять положения Жилищного кодекса РСФСР, если самим Жилищным кодексом Российской Федерации не предусмотрено, что на данные правоотношения следует распространять положения Жилищного кодекса Российской Федерации.

Вопрос: В каком порядке могут быть оспорены решения органов местного самоуправления об отказе в принятии на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях?

Ответ: Часть 3 статьи 54 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что решение об отказе в принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях может быть обжаловано в судебном порядке.

В соответствии с частью 3 статьи 52 ЖК РФ принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений граждан.

Исходя из положений статьи 254 ГПК РФ, гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

Статья 247 ГПК РФ содержит общие положения, которые распространяются на все дела, возникающие из публичных правоотношений, в том числе и при оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, и предусматривает, что при наличии спора о праве поданное гражданином заявлении должно рассматриваться в порядке искового производства, а не по правилам главы 25 ГПК РФ.

На стадии постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях отсутствует спор о праве на жилое помещение, поскольку жилищные правоотношения еще не возникли, следовательно, данные отношения носят публичный характер, так как гражданин оспаривает действия органа местного самоуправления.

Исходя из изложенного решения органов местного самоуправления об отказе в принятии на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ.

Вопрос: Можно ли в судебном порядке признавать право собственности на жилые помещения, предоставленные гражданам по договору социального найма, в том случае, если имеется распоряжение о передаче указанных жилых помещений в муниципальную собственность, однако по каким-либо причинам оно не исполняется?

Ответ: В соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности.

Статья 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» предусматривает, что граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность.

По смыслу указанного выше Закона право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда предполагает создание гражданам равных правовых условий для реализации данного права.

В том случае, если имеется распоряжение о передаче жилых помещений в муниципальную собственность, однако по каким-либо причинам они не переданы, граждане не могут воспользоваться своим правом на приобретение в собственность принадлежащего им по договору социального найма жилого помещения, что соответственно нарушает положения статьи 35 Конституции Российской Федерации и статьи 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Если государство устанавливает в законе право граждан на получение жилья в собственность, то оно обязано обеспечить и возможность реализации этого права.

В соответствии со статьей 8 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» в случае нарушения прав гражданина при решении вопросов приватизации жилых помещений он вправе обратиться в суд.

Следовательно, если гражданин по независящим от него причинам не может реализовать свое право на приватизацию принадлежащего ему по договору социального найма жилого помещения, то вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности в судебном порядке.

Согласно статьям 17 и 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» вступившие в законную силу судебные акты являются основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Момент возникновения права определяется решением суда. При этом государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда.

Следовательно, если жилые помещения, предоставленные гражданам по договору социального найма до 1 марта 2005 года, фактически не переданы в муниципальную собственность, то право собственности на указанные жилые помещения может быть признано за гражданином в судебном порядке и должно быть зарегистрировано органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, на основании судебного решения.

Вопрос: Распространяются ли нормы Жилищного кодекса Российской Федерации на требования о выселении из общежитий, принадлежащих коммерческим организациям, если вселение имело место до 1 марта 2005 года?

Ответ: Частью 1 статьи 92 ЖК РФ предусмотрено, что жилые помещения в общежитиях относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда. В качестве специализированных жилых помещений используются жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов (часть 2 статьи 92 ЖК РФ).

В соответствии с частью 3 статьи 19 ЖК РФ специализированный жилищный фонд – совокупность предназначенных для проживания отдельных категорий граждан и предоставляемых по правилам раздела IV указанного Кодекса жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов.

Из положений данных норм следует, что Жилищный кодекс Российской Федерации применяется только к тем правоотношениям, которые регулируют вопросы, связанные с предоставлением жилых помещений и пользованием ими в общежитиях, находящихся в собственности государства и муниципальных образований.

Если жилое помещение, предоставленное под общежитие, принадлежит организации на праве собственности, то положения Жилищного кодекса Российской Федерации, которые регулируют вопросы, связанные с предоставлением и использованием жилых помещений специализированного жилищного фонда, не могут быть применены, поскольку в данном случае речь идет о договорных обязательствах, и применению подлежат нормы гражданского законодательства.

Исходя из изложенного выше при выселении из жилых помещений в общежитиях, которые принадлежат на праве собственности коммерческой организации, следует руководствоваться положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

В случае предъявления иска об определении порядка пользования жилым помещением он рассматривается судом на общих основаниях с учетом всех обстоятельств, имеющих значение по данному делу, в том числе и существующего порядка пользования указанным жилым помещением, мнения собственника жилого помещения о распределении жилого помещения и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Вопрос: Имеют ли право на приватизацию жилья граждане, получившие жилые помещения по договору социального найма в связи с исполнением решения суда после 1 марта 2005 года, если решение суда было вынесено и вступило в законную силу до 1 марта 2005 года с учетом положении статьи 12 Федерального закона от 29 декабря 2004 года «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»?

Ответ: Статьей 12 Федерального закона от 29 декабря 2004 года «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» внесены дополнения в часть 1 статьи 4 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», в соответствии с которыми не подлежат приватизации жилые помещения, предоставленные гражданам по договорам социального найма после 1 марта 2005 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 ЖК РФ акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что жилищные правоотношения, по которым вынесено судебное решение, вступившее в законную силу до 1 марта 2005 года, возникли до введения в действие дополнений в часть 1 статьи 4 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации». Следовательно, граждане, получившие жилые помещения по договору социального найма на основании вступившего в законную силу до 1 марта 2005 года решения суда, имеют право на приватизацию такого жилья и в том случае, если судебное решение было исполнено после 1 марта 2005 года.

Вопрос: Вправе ли граждане, не относящиеся к категории малоимущих, до 1 января 2007 года передать в государственную или муниципальную собственность принадлежащие им на праве собственности жилые помещения?

Ответ: Статьей 20 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что малоимущие граждане, приватизировавшие жилые помещения, являющиеся для них единственным местом постоянного проживания, до 1 января 2007 года вправе передать принадлежащие им на праве собственности и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность.

Согласно статье 9.1 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане, приватизировавшие жилые помещения, являющиеся для них единственным местом постоянного проживания, вправе передать принадлежащие им на праве собственности и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность, а соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления или уполномоченные ими лица обязаны принять их в собственность и заключить договоры социального найма этих жилых помещений с этими гражданами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления соответствующих муниципальных образований.

Данная норма утрачивает силу с 1 января 2007 года (пункт 2 статьи 2 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ).

Следовательно, Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» предоставляет всем гражданам независимо от их имущественного положения до 1 января 2007 года реализовать свое право на передачу принадлежащего им на праве собственности жилого помещения в государственную и муниципальную собственность.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что положения статьи 9.1 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не могут быть ограничены статьей 20 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации». Таким образом, граждане, не относящиеся к категории малоимущих, вправе до 1 января 2007 года передать в государственную или муниципальную собственность жилые помещения, принадлежащие им на праве собственности.

Вопрос: Согласно части 5 статьи 29 ЖК РФ, если жилое помещение после самовольно произведенного переустройства (перепланировки) не будет приведено в прежнее состояние, суд в отношении собственника принимает решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения.

Каков порядок выселения этих граждан из жилых помещений? Обязательно ли их выселение до торгов или же они могут проживать до момента проведения торгов?

Ответ: В соответствии со статьей 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

В соответствии со статьей 8 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом.

Следовательно, моментом возникновения прав нового собственника на имущество является государственная регистрация соответствующих прав, поэтому права собственности предыдущего собственника на жилое помещение прекращаются с момента государственной регистрации прав нового собственника на указанное имущество.

Из вышеизложенного следует, что до момента государственной регистрации прав на жилое помещение нового собственника, в том числе и на момент проведения торгов, предыдущий собственник обладает правом собственности на указанное жилое помещение и не может быть выселен из него.

Реклама.Директ

За более подробной и актуальной информацией на текущий момент по
Недвижимости и Юридическим вопросам в городе Ярославле
( купить квартиру, дом, коттедж; сдать/снять жильё; оформить сделки купли-продажи/дарения/мены )
Вы можете обратиться к нашим специалистам по телефону (4852) 932-532, +79023332532,
Viber, WhatsApp: 89023332532 или написать на электронную почту (АН ИНФО),
а так же отправить быстрое сообщение в Агентство недвижимости ИНФО
Если Вы находитесь в Ярославле,
то можете просто заказать обратный звонок » и приехать к нам в офис
Агентства Недвижимости ИНФО г.Ярославль, Б.Октябрьская,67 »

Некоторые услуги Агентства можно заказать через сайт »


Источник: http://info.yarnet.ru/advokat/index.php?id=290


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Quot;Обзор судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных." Замок для свадьбы снять

Судебная практика признание жилого дома аварийным Судебная практика признание жилого дома аварийным Судебная практика признание жилого дома аварийным Судебная практика признание жилого дома аварийным Судебная практика признание жилого дома аварийным Судебная практика признание жилого дома аварийным Судебная практика признание жилого дома аварийным

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ